Взрослая социальная сеть
Текстовая версия форума
Знакомства для секса Регистрация


Великая Октябрьская социалистическая революция

Текстовая версия форума: Гильдия рожденных в СССР



Полная версия топика:
Великая Октябрьская социалистическая революция -> Гильдия рожденных в СССР


Страницы: 12345[6]78


Как вы относитесь к ВОСР?
Одобряю [ 25 ]  [56.82%]
Не одобряю [ 18 ]  [40.91%]
Ничего об этом не знаю [ 1 ]  [2.27%]

Всего голосов: 44


serg_ya
29.07.1917

Алексей Брусилов

Могилев, Ставка
Нам было сообщено, что Керенский прибывает в 2 часа 30 минут дня, но прибыл он на час раньше, и в тот момент я был занят с моим начальником штаба оперативными распоряжениями. Я не мог вовремя попасть на вокзал, чтобы встретить его, ввиду спешности вопросов, разрешавшихся нами, и генерал Лукомский посоветовал мне не ехать. Все равно мы должны были сейчас же встретиться с Керенским на совещании. Но занятия наши были прерваны появлением адъютанта Керенского, передавшего мне требование министра немедленно явиться на вокзал вместе с начальником штаба. Мы поехали. В тот же день мне передали, что Керенский рвал и метал на вокзале, грозно заявляя, что генералы разбаловались, что их надо подтянуть, что я не желаю его знать, что он требует к себе внимания. Ибо «прежних» встречали, часами выстаивая во всякую погоду на вокзалах, и т. д. Все это было очень мелочно и смешно, в особенности по сравнению с той трагической обстановкой на фронте, о которой мы только что совещались с начальником штаба.

Когда я вошел в вагон министра, он мне лично не высказал своего неудовольствия и упреков не делал, но сухое, холодное отношение сразу же почувствовалось. Он потребовал доклада о положении дел на фронте, что я немедленно вкратце исполнил. Я предупреждал его, что моральное состояние наших армий ужасно. Подробно говорить я не мог, ибо время приближалось к 4 часам, а заседание было назначено на 3 часа. Нас ждали, и я принужден был задать вопрос: не благоугодно ли ему будет отложить заседание или поторопиться ехать? На последнее он согласился, и мы поехали в генерал-квартирмейстерскую часть, где все члены совещания уже были собраны.

В промежутке между заседаниями военный министр и все участники обедали у меня. Мы обсудили и разобрали все вопросы, которые возбудил военный министр. Заседание затянулось до 12 часов ночи. Я подчеркиваю, что лично никаких пессимистических взглядов не выражал, а лишь определенно объяснил, каково было в то время действительное состояние армии. Я заявил, что стараюсь выполнять программу, выработанную моим предшественником Алексеевым, хотя считаю, что ее выполнить мудрено. Клембовский заявил что-то вроде моего. Когда же дело дошло до Деникина, то он разразился речью, в которой яро заявлял, что армия более не боеспособна, сражаться более не может, и приписывал всю вину Керенскому и Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов. Керенский начал резко оправдываться, и вышло не совещание, а прямо руготня. Деникин трагично махал руками, а Керенский истерично взвизгивал и хватался за голову. Этим наше совещание и кончилось.

---------------

Елизавета Нарышкина
Царское Село
Кн. Палей мне сказала, что обычно хорошо осведомленный англичанин сообщил им вчера, будто обитатели Александровского дворца в ночь с четверга на пятницу взяты и увезены в Тобольск! Я энергически возражала, но подобные слухи доказывают, что эта идея носится в воздухе. Рассказала сестре. Она говорит, что уже давно считают, что они слишком близко и что это «соблазн».
---------------

Пьер Паскаль
Петроград
Один старый революционер сказал, что никогда не стал бы свергать Николая II, если бы знал, что дело дойдет до такого: он предпочел бы, чтобы Россия навсегда осталась империей царей. Правы те, кто говорит, что контрреволюция носится в воздухе. И все-таки+ как это печально!

Во всех нынешних событиях совершенно забыли императорскую фамилию: ни слова, ни намека. Когда кронштадтские моряки наведывались в Петропавловскую крепость, они не вспомнили о тамошних заключенных, которые могли бы послужить им заложниками…

--------------
Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма, Выборгская сторона
Начальник тюрьмы общительно-болтлив. Он заходит ежедневно около 12-ти с вопросом: «Нет ли претензий?». Затем усаживается на табуретку и начинает свои разглагольствования. Первые дни — все больше сетования по адресу большевиков. Сожаления, что и я попалась в их «сети», может быть, я даже не знаю, что это такое за преступники? «Государственные преступники», не простые там каторжане. Что может быть хуже предательства своего отечества?..

От начальника тюрьмы узнаю, что все арестованные партийные товарищи, включая т.т. Троцкого и Каменева, сидят в «Крестах». «Соседи», так сказать. Но держат их значительно свободнее: общаются днем, ходят на прогулки. Только меня распоряжением «свыше» держат на особо строгом положении. Против меня — главный материал.

— Какой такой материал? Мои речи, выступления, статьи?

— Нет, есть материал посерьезнее. Переписка там, показания.


Вторая излюбленная тема начальника тюрьмы — это тюремное хозяйство. Человек попал на свое место. Войдет, отчеканит казенный вопрос о претензиях и не выдержит, спросит:

— А заметили ли вы, какая каша-то пшеничная вчера была к обеду? Рассыпчатая, со вкусом. Случай такой вышел. Окольными путями достал. Дешево и сердито.

Другой раз особо зайдет, спросит — хорош ли хлеб? Хозяйственный мужик!

Но о том, что делается за стенами тюрьмы, от него не выведаешь.

--------------

Григорий Зиновьев
Сестрорецкий разлив
Владимир Ильич допускал, что разгром вызовет более длительную полосу контрреволюции и что, может быть, придется отступить в Финляндию (и даже на время в Швецию), чтобы оттуда вновь повести работу. На этот случай и зондировалась финляндская граница и делались все приготовления по этой линии. Но главное внимание, разумеется, было приковано к Петрограду. Постепенно связь налаживалась. Один раз в шалаш приезжал к нам товарищ Лещенко с любительским фотографическим аппаратом. Он сделал фотографии для наших фальшивых рабочих книжек (мы были «прописаны» как рабочие Сестрорецкого завода) и паспортов.
--------------

Василий Шульгин

Просветление в умах русской интеллигенции в отношении украинцев совершается. Однако этому препятствует необычайная лживость мазепинцев, которые вполне усвоили тактику австрийского иезуитства. Эти господа ловко вертятся на все стороны. Ловко играя на том, что в малороссийских губерниях в деревнях сравнительно спокойно, они вековой характер южнорусского племени, его сравнительную мягкость и инстинкт собственности с чисто хлестаковской наглостью приписывают влиянию Украинской рады. На самом деле в малороссийских деревнях спокойно не благодаря Раде, а вопреки ей. Ибо хохол так же подозрительно относится к завываниям украинцев, как и к посулам большевиков.
---------------

Сберегательные кассы

Временное правительство постановило увеличить предоставленные Государственному банку права на выпуск государственных кредитных билетов на 2 миллиарда.
serg_ya
30.07.1917

Ираклий Церетели

Петроград
Окидывая взглядом прошлое, т.е. 4 месяца революции, мы должны сказать, что эти четыре месяца при всех трудностях, которые переживала революция, были периодом розовой мечтательности юности в сравнении с тем периодом, в который теперь она вступила.

Мы полагали, что только путем организации и идейного воздействия мы можем разрешить все задачи, поставленные революцией, как на фронте, так и в стране. И правительство революционной России никаких репрессивных мер не предпринимало против тех, кто печатным и устным словом бросал в массы безответственные лозунги. События июля послужили нам суровым уроком и положили грань между двумя периодами революции.

Благо родины, спасение революции есть высший закон, перед которым все должно померкнуть. Когда я оценивал наше положение, мне вспомнилась старая швейцарская легенда о том, как вторгшийся враг поставил сына в 20 шагах от отца и, положив на его голову яблоко, приказал отцу стрелять в это яблоко. Отец должен стрелять, но если он промахнется, то сразит сына. Наше положение аналогично, с той разницей, что я должен стрелять в цель, очень близко поставленную от матери. Мерами репрессий и даже применением смертной казни должны мы спасать страну и революцию и наносить удары очень близко от демократических организаций революции.

----------------

Раннее утро

Ленин в настоящее время находится в Германии.
В дни военного бунта Ленин со своими друзьями все время находился в Кронштадте. Здесь он получал известия о положении дел в Петрограде. Когда большевики потерпели поражение в Петрограде, кронштадтские большевики на шлюпке перевезли переодетого Ленина на финляндский берег.

Минуя Белоостров, Ленин через Гельсингфорс добрался до границы, откуда переехал в Стокгольм. Вместе с Лениным уехала также и его жена Надежда Ульянова. Из Стокгольма при посредстве германского посланника фон-Люциуса и Ганецкого-Фюрстенберга Ленин был переправлен в Германию. Об этом власти получили полуофициальные сведения из Петербурга.

------------------

Лев Троцкий
Петроград Таврический дворец
Путь в буфет Исполнительного комитета был в эти дни маленькой Голгофой. Там раздавали чай и черные бутерброды с сыром или красной зернистой икрой: ее было много в Смольном и позже в Кремле. В обед давали щи и кусок мяса. Буфетчиком Исполнительного комитета был солдат Графов. В самый разгар травли против нас я заметил, что Графов подсовывал мне стакан чаю погорячее и бутерброд получше, глядя при этом мимо меня. Ясно: Графов сочувствовал большевикам и скрывал это от начальства. Я стал присматриваться. Графов был не одинок. Весь низший персонал Смольного — сторожа, курьеры, караульные — явно тяготел к большевикам.
----------------

Ромен Роллан
Grand Hotel Chateau Bellevue, Sierre, Switzerland
В этой страшной борьбе между контрреволюционными элементами и Революцией клевета играет (как всегда в таких случаях) отвратительную роль. Те самые жестокие призывы, которые были обращены против тех, кто боролся против июньских повстанцев и Коммуны теперь направлены против большевиков. Все либеральные газеты взялись поливать грязью Ленина и его окружение, чтобы потом иметь возможность морально уничтожить того, кого называли Маратом русской революции, «кристально чистым борцом», как писала «Правда», «сердце и мозг революции».
-----------------

Василий Кравков
Копычинец
Ну вот, не было еще печали: на участке 22-го корпуса немцы безо всякого почти сопротивления со стороны наших «товарищей», обещавших стоять стеной, перешли Збруч и заняли русский Гусятин. Послана на выручку наша 12-я дивизия, которая должна атаковать неприятеля завтра утром. При неудаче — за охватом нашего левого фланга нашему корпусу и соседним с ним корпусам, 34-му и др. — придется спешно отходить nach Osten. Да вразумятся же, наконец, наши кормчие «революционного» государственного корабля, что у нас теперь и на долгое еще время впереди нет-нет-нет настоящего войска, с которым можно было бы вести войну! Кошмарный ужас: приходящие из запасных батальонов маршевики оказываются совершенно не умеющими владеть ружьями и не обученными военному делу, так как заниматься этим им было некогда — все время лишь митинговали, умствовали да выносили резолюции!

Было ли в истории человеческих революций что-нибудь подобное нашей революции, чтобы свобода превращалась в безумный разврат, и воины «революционной» армии теряли чувство чести, совести и любви к родине?! «Гони природу в дверь — она влезет в окно». Вожаки нашей революции забыли непреложный закон природы, что массовой человеческой натуре присуща потребность быть под властью и иметь всегда чарующий своей силой слепую массу объект подчинения.

--------------

Правда

«Гони природу в дверь — она влетит в окно»… Как видно, эту простую истину приходится еще и еще раз на собственном опыте «проходить» правящим партиям эсеров и меньшевиков. Взялись быть «революционными демократами», попали в положение революционных демократов — приходится делать выводы, которые обязательны для всякого революционного демократа. Демократия есть господство большинства. Пока воля большинства оставалась еще невыясненной, пока можно еще было хоть с тенью правдоподобия объявлять ее невыясненной, народу преподносили правительство контрреволюционных буржуа под вывеской «демократического» правительства. Но эта отсрочка не могла быть длительной.

Толчками и скачками дело все же идет к тому, что давно провозглашенный нашей партией переход власти к Советам будет осуществлен.

----------------

Федор Раскольников
Петроград, тюрьма «Кресты»
В моем «глазке» показался крупный и темный глаз, а вслед за тем я услышал хорошо знакомый мне голос Семена Рошаля:

— Здравствуй, Федя!

Оказывается, узнав, что я арестован, он тоже решил добровольно явиться в тюрьму.

— После твоего ареста я считал неудобным скрываться, — пояснил Семен.
serg_ya
31.07.1917

Екатерина Брешко-Брешковская

Петроград
Невежество масс есть главный источник всех поражающих Россию бедствий.
---------------

Альфред Нокс

Самодержавие почти подвело Россию к военной катастрофе, но вялость нового правительства за четыре месяца его существования принесла стране больше вреда, чем са­модержавие за предыдущие два с половиной года.

---------------

Елизавета Нарышкина

Некоторое время тому назад Керенский сказал императору, что они не смогут оставаться в Царском Селе.
Обсуждали место ссылки и сошлись на Крыме. Это очень устраивало императора, и начали паковать чемоданы, как вдруг пришел приказ взять с собой все меховые вещи и теплую одежду. Значит, ожидается путешествие не в Крым, а на север. Повар, сопровождающий императорскую семью, получил приказание запастись едой на пять дней, и император вычислил, что целью пятидневной поездки может быть только Сибирь.
---------------

Раннее утро

Толпа солдат, изобличив товарища, бывшего дезертира, в похищении кошелька у раненого, пыталась расправиться с ним, но была удержана увещеваниями командира. По дороге на гаупвахту вор, встреченный другой партией, был вырван из рук конвоя и растерзан.
---------------

Василий Кравков
Копычинец
Мой ферлакур-«комкор» сегодня «в сияньи ночи лунной» предавался вожделенным мечтам и воспоминаниям о «добром старом времени», как-де военачальники наши «прекрасно жили», как обжирались, опивались и пировали, безраздельно, бесконтрольно распоряжаясь казенным добром, превращая казну в дойную корову для себя и войсковыми частями пользуясь как своими вотчинами. Претит душе моей и пересоленный теперешний демократизм, омерзительно и воздыхание «комкора» о веселых расплюевских днях.
---------------

Петроградский листок

Чем питаться? Столичные врачи беспомощно разводят руками.
— Не знаешь сейчас, как и пользовать больных, — говорят они. — Хочешь помочь больному и не можешь, потому что желудочным больным нужна диета, нужно, как единственно возможное для них питание, молоко, масло и яйца, но ни того, ни другого, ни третьего у нас в Петрограде нет.

Николаевская ж.д., кажется, единственная, по которой в Петроград прибывают продовольственные продукты. Перед нами рапортичка прибывших продовольственных грузов за 16 июля. Она гласит: 1 вагон ржаной муки, 1 вагон — пшеничной, 1 вагон ржи, 1 — крупы, 4 вагона племенного скота (удойного, не подлежащего убою), 5 вагонов с картофелем и капустой, 17 вагонов с овощами и 2 вагона с фруктами. Вот и все.

----------------

Павел Скоропадский
Река Збруч, Тернопольщина
Вышел приказ Корнилова об украинизации корпуса. Раз Корнилов требовал настойчиво украинизации, я ничего не имел против того, чтобы была украинизирована 153-я дивизия. Это была дивизия последней формации, плохо снабженная, несбитая и ничем доблестным во время последних боев себя не проявившая.

Но я решительно восстал против того, чтобы была украинизирована 104-я дивизия, в последних боях показавшая себя очень недурно, особенно в то время, когда во главе ее стоял генерал Гандзюк.
Я непосредственно по этому поводу говорил с Селивачевым и просил его выхлопотать разрешение не украинизировать эту дивизию, а вместо нее дать мне в корпус какую-нибудь растрепанную за последние бои дивизию, которую не жалко будет раскассировать.

----------------

Лев Урусов

Поправение — общеизвестный факт, о котором и пишут, и говорят в самом Соврадепе, — причин для этого явления более нежели достаточно, наиболее яркая — это наш неуспех на Южном фронте
— прямой результат попустительства со стороны Соврадепов разного наименования и качеств по отношению к пропаганде большевиков. Соврадеп взялся за военный гуж и довел Россию до края гибели — все это иными понимается, иными только смутно чувствуется, и они, эти темные души, продолжают посылать всякого рода приветствия Соврадепу, одновременно начиная вновь подчиняться дисциплине, которая была в первую голову уничтожена Соврадепом. Но причина более общая — это умственное и нравственное убожество русской демократии.
-----------------

Никита Окунев
Москва
Вот последний день войны, продолжающейся ровно три года, и 142-й день революции, день московского обывателя: встал в 7,5 часов, выпил кофе и съел 4 яйца с подозрительным привкусом (ценою 11 к. шт. и стойка прислуги в хвосте за полсотней 2–3 часа) Купил газету (10 к.), вести не лучше, не хуже вчерашних, купил газету сам, потому что все домашние пошли в хвосты за более существенным: кто за молоком, кто за хлебом. Осмотрел свою жалкую обувь, надобно сменить подошвы, да сказали, что дешевле 12 р. сапожник не берет. Новые ботинки можно купить рублей за 70, а если встать в хвост у «Скорохода», то надо посвятить на это 3 дня (дают отпуски на кормежку и за «нуждой», т. е. так сговариваются сами хвостецы, чередуясь между собой). Пошел в контору. На трамвай, конечно, не попал, но мог бы доехать на буфере, если бы там уже не сидело, вернее, не цеплялось человек 20. По тротуарам идти сплошь не приходится. Он занят хвостами: молочными, булочными, табачными, чайными, ситцевыми и обувными. Зашел в парикмахерскую. Делаю это вместо двух раз в неделю только один: за побритье с начаем заплатил 1 р. 10 к. Парикмахерская плохенькая — в хорошей пришлось бы израсходовать все 2 р. Пришел в контору; сотрудники угрюмые, неласковые, «чужие» какие-то (я — «буржуй», а они — № 3). Пред чаепитием заявили, что за фунт чая надо теперь платить 5 р. 20 к., и то только по знакомству, в оптовом складе Высоцкого. Велел купить сразу 5 фунтов, а то, вероятно, будет еще дороже. Подают счет за купленные угли — 11 р. 50 к. за куль (дрова уже достигли 100 р. за сажень, а кто говорит, что платит и 120). Сидел в конторе с 9 час. утра до 6 вечера безвыходно и, конечно, ничего не ел, что вошло уже в обыденку и в привычку. А бывало, прерывал занятия от одного до трех на ресторанный завтрак. Как-то на днях нужно было пойти в ресторан по делам, так мы втроем заплатили 93 р. и были не в «Метрополе» или в «Эрмитаже», а у Мартьяныча. Съели там по куску белуги, по полтарелки супа с курицей, выпили по стакану кофе (бурда какая-то), еще одну бутылку портвейна и полбутылки коньяку. Я об вине упомянул для того, чтобы засвидетельствовать, что и с пришествием революции, и с устранением полиции пить еще на Руси можно, и взятки кто-то берет по-прежнему, только все это день ото дня дорожает. (За полбутылки коньяку, кажется, посчитали 43 р.) Спирт через ловких людей можно достать рублей 40 за бут. В «конторе», между прочим, подписывал документы, из которых видно, что перевозка в Москве на лошадях с пристани на вокзалы обходится теперь от 30 до 60 коп. за пуд (когда-то за то же самое цена была 2–5 к). Провоз по Волге от Нижнего до Астрахани — больше одного р. за пуд, от Ярославля до Нижнего — около 50 коп., от Москвы до Нижнего водным путем — не менее 60 коп. Все эти цены вдесятеро выше довоенных.

Работают в конторах, на пристанях, на вокзалах, в амбарах (по транчасти) лениво, небрежно и часто недобросовестно. Цены подымаются, а нравы падают. Дисциплины никакой нет. Мало-мальски ответственное дело (как у меня, например), а дрожишь беспрестанно. Все идет не так, как нужно, нервирует тебя целый день всякое зрение всякий разговор, каждая бумажка, а в особенности заглядывания в неясности любого завтрашнего дня. И погода тоже под стать делам жизненному укладу: целый месяц то и дело дождь. В церквях унылая малолюдность, и вообще, все Божье как будто тоже уже устранено. Об Нем что-то ни проповедей, ни разговоров. В последнее время утешаемся тем, что по историческим воспоминаниям такие же безобразия жизни были и во Франции в 1847–1849 гг.

К вечеру вычитал, что Керенский опять слетал на фронт и, между прочим, заехал в Ставку, где состоялось опять совещание с участием Брусилова, Деникина, Клембовского (главнок. Сев. фронтом), Рузского, Алексеева, Величко, Савинкова и др. высших чинов военного дела. Сколько в этой пресловутой «ставке» было уж разных сверхважных совещаний, и кажется, что ни одно из них не дало еще для изнемогающей России желаемого лекарства. Больна она сама, матушка, больны и знахари, лечащие ее. И теперь ничего не выйдет из нового совещания. Нужно перемирие, нужен конгресс. Будет уж, ведь целых три года воюем. Кто-кто не устал от войны, кто не пострадал от нее? Я не верю, чтобы во всем мире нашелся такой человек, который искренне, душою желал бы ее бесконечности. Пускай она для кого-то материально выгодна, но этот же материалист про себя хоть, но тоже вздохнет и скажет, махнув рукою: «Да ну ее к черту, эту самую войну!».

По дороге из конторы на квартиру завистливо заглядывал в окна гастрономических магазинов и читал ярлычки цен: балык — 6−8 р. ф., икра — 8−10 р. ф., колбаса — 3 р. 50 к.–4 р. 80 к. фунт, ягоды — 80 к.-1 р. ф., шоколадная плитка — 2 р. 50 к. и т. д. в этом же роде. Настроенный такими хозяйственными соображениями, придя домой и усевшись за обеденный стол, узнавал, что стоит то, другое. Фунт черного хлеба — 12 к., булка из какой-то серой муки — 17 к., курица — 5 р. 50 к. (старая, жесткая и даже не курица, а петух), стакан молока (может быть, разбавленного водой) — 20 к., огурец — 5 к. штука, и это все приобреталось не где-нибудь поблизости от квартиры, а в Охотном ряду, так сказать, из первых рук, то есть с соблюдением всевозможных выгод.

После обеда пошли с горя, что ли, в Электрический театр. Конечно, он набит битком, и надо было заплатить за вход по 1 р. 50 к. с человека, бывало, за эту же цену сидели в Малом театре, смотрели Ермолову, Садовского, Лешковскую.

Вот какая жизнь в Москве среднего буржуа на рубеже четвертого года войны и сто сорок пятого дня революции!

После театра чай, и на сон грядущий грешная молитва о благах для себя, для детей, для близких и родных, об упокоении усопших и мире всего мира!

--------------

Правда

Мы против соглашений с капиталистами и помещиками, ибо знаем, что от такого соглашения пострадают лишь интересы рабочих и крестьян. Двухмесячный опыт с коалиционным министерством достаточно выяснил всю пагубность таких соглашений. Но это еще не значит, что мы вообще против всяких соглашений. Ничуть не бывало!

Мы целиком за соглашение с теми беспартийными группами неимущих крестьян, которых сама жизнь толкает на путь революционной борьбы с помещиком и капиталистом. Мы целиком за соглашение с теми беспартийными организациями солдат и матросов, которые проникнуты доверием не к богачам, а к беднякам, не к правительству князя Львова, а к народу и прежде всего — к рабочему классу. Отталкивать от себя такие группы и организации из-за того, что они не могут или не хотят слиться с нашей партией, было бы неразумно и вредно. Поэтому найти общий язык с такими группами и организациями, выработать общую революционную платформу, составить общие с ними списки кандидатов по всем избирательным округам, включив туда не профессоров и ученых, а крестьян, солдат и матросов, готовых грудью отстаивать требования народа, — вот в каком направлении должна протекать наша избирательная кампания в деревне.


Это сообщение отредактировал serg_ya - 31-07-2017 - 20:26
serg_ya
01.08.1917

Максим Горький

Петроград, Кронверкский пр-т, 23
Три года безжалостной, бессмысленной бойни, три года изо дня в день проливается кровь лучших племен земли, истребляется драгоценнейший мозг культурных наций Европы. Людей, которые верят в торжество идеала всемирного братства, негодяи всех стран объявили вредными безумцами, бессердечными мечтателями, у которых нет любви к родине. Для тех, кто уничтожает миллионы жизней, чтобы захватить в свои руки несколько сотен верст чужой земли, — для них нет ни бога, ни дьявола. Вот они уже три года живут по горло в крови, которую проливают по их воле десятки миллионов людей.
-------------

Виктор Чернов
Петроград Таврический дворец
Кадеты, считающие, что весь государственный смысл воплощен в них, называют законопроект «факелом, брошенным в страну, чтобы зажечь ее изнутри». Они ошибаются. Они нашли своевременным поднять клик: не троньте земли до Учредительного собрания, называя нашу земельную политику «партийной». Все мы видим, однако, сколь смешна эта политическая авантюра кадетской партии. Кого Господь собирается погубить, у того предварительно он отнимает разум, говорит русская поговорка. Для нас не тайна, почему разум отнялся вдруг у этой партии.

В прежние времена партия к-д. была не чужда уступок, всячески стремилась улаживать конфликты и со старой властью разговаривала совсем не так, как сейчас с нами. Партия к-д. подпиливает тот сук, на котором она когда-то сидела. Постараемся быть с ней снисходительными, поймем, что ей есть от чего сердиться, от чего, потеряв разум, плакать по волосам. Вот почему Министерство земледелия стало для кадетов пугалом и предметом колоссальной ненависти.

--------------

Михаил Родзянко
Петроград, Кирочная ул., 32
Иного хода событий ожидать было нельзя. Однако, слава богу, народный ум начинает просветляться. Все лже-учителя потеряли, конечно, свой авторитет. Идеи коммунизма потерпели полное крушение. Для всех теперь очевидно, что вместо лозунга равенство, братство и свобода, страна предпочитает жестокий деспотизм, основанный на насилии, крови и убийствах.

После 1905 года лозунг «успокоение, а потом реформы» оказался крайне неверным. Сейчас нам нужно быть ни правыми, ни левыми, ни социалистами и ни буржуями — нам нужно быть русскими, любящими свое отечество и верующими в его силы, несмотря на все это временное унижение. Все пережитое нами — это болезнь, болезнь тяжкая, но болезнь к росту.

--------------

Владимир Ленин
Петроград
Что доказали три политические кризиса?.. Они доказали, во-первых, растущее недовольство масс буржуазной политикой буржуазного большинства Временного правительства…

Нелепо и думать, что три кризиса такого рода могли бы были быть вызваны искусственно… Общее, выливающееся через край недовольство масс, возбуждение их против буржуазии и ее правительства. Кто эту суть дела забывает, или замалчивает, или умаляет, тот отрекается от азбучных истин социализма относительно классовой борьбы…

Неужели трудно догадаться, что никакие большевики в мире не в силах были бы «вызвать» не только трех, но даже и одного «народного движения», если бы глубочайшие экономические и политические причины не приводили в движение пролетариата? Что никакие кадеты и монархисты вместе не в силах бы вызвать никакого движения «справа», если бы столь же глубокие причины не создавали контрреволюционности буржуазии как класса?..

---------------

Временное Правительство
Петроград
В час великих новых бедствий, выпавших на долю России, мы считаем нужным твердо и решительно высказать нашим союзникам, делившим с нами тяжесть прошлых испытаний, наш взгляд на будущее войны.

Наступление наших армий, необходимое по сложившейся стратегической обстановке, встретило непреодолимые препятствия в тылу и на фронте. Русский народ, потрясенный этими событиями, проявил в лице правительства, созданного революцией, свою непоколебимую волю: мятеж подавлен, и виновники его привлечены к ответственности. На фронте приняты все меры для восстановления боеспособности армии.

В непреклонной решимости продолжать войну до полного торжества идеалов, провозглашенных русской революцией, Россия не отступит ни перед какими трудностями.

--------------

Дело народа

Призыв русских в Англии


Русское посольство выпустило объявление, обращающее внимание проживающих в Англии русских граждан на англо-русское соглашение относительно военной службы, заключенное 3 июля сего года в интересах обеих стран для более успешного продолжения войны. В объявлении говорится, что все русские граждане мужского пола в возрасте от 18 до 41 года обязаны отбывать военную службу в русской или английской армии: желающие для этого выехать в Россию должны заявить об этом местному полицейскому управлению до 10 августа по новому стилю.
serg_ya
02.08.1917

Александр Замараев

Тотьма, Вологодская губерния
Ильин день, четверг. Утро хорошее, ясное. Нынче хоть травы и не совсем хорошие, но уборка хороша. Цены следующие: мука ржаная — 5 р. 50 к. и то по карточкам и у крестьян. Рыба почти исчезла совсем, кажется, один судак 80 коп., масло скоромное — 2 руб., яйца — 1 руб., ситцы исчезли, железо исчезло, пшена и гороху нет, соль — 2 руб. пуд, табак исчез, а год назад по 1 руб. четверка, сахар по карточкам, фунт в месяц 38 коп., кожа исчезла. Кажется, остается один воздух и вода.
---------------

Константин Паустовский
Киев
Я ехал через Киев. Он, так же как и Москва, ключом кипел на митингах. Только вместо «долой!» и «ура!» здесь кричали «геть!» и «слава!», а вместо марсельезы пели «Заповит» Шевченко и «Ще не вмерла Украина».
serg_ya
03.08.1917

Георгий Князев

Петроград, Васильевский остров, Средний проспект
Снова «кризис» власти… Собственно, сейчас Россия никем не управляется. Полное смутное время… Через триста лет — второе. И опять «шатается» государство. Погибнет на этот раз или возродится. Оставляем Галицию, оставим, вероятно, Буковину. И того гляди, оставим Двину. Никакого расчета сделать нельзя. Ничего сейчас учесть, предвидеть нельзя.

Может быть, это из области анекдотов, но профессор Приселков уверяет, что в Перми в число солдатских и рабочих депутатов были выбраны и пленные немцы и австрийцы.

-------------

Иван Петрункевич
Петроград, квартира Милюкова
Поспешив из Дворца в редакцию и отделавшись от текущей работы, я по дороге домой зашел к Милюкову, который вечером собирался уехать в Москву на кадетский съезд. Не успел я с ним поздороваться, как ворвался Некрасов — коалиция уже распалась, никто не хочет идти в министры, Керенский грозит все бросить и он, Некрасов, «умоляет» Милюкова отложить поездку в Москву и принять участие в вечернем заседании для обсуждения вопроса, как выйти из кризиса. Это и было знаменитое заседание в Малахитовом зале, закончившееся уже утром, когда все охрипли, стараясь перекричать друг друга, предоставлением Керенскому составить правительство по личному выбору кандидатов, а не, как было до того, из представленных партийными организациями кандидатов.
----------------

Александр Бенуа
Яблоновка
Сенсационное сообщение Михаэлиса о тайном договоре с Николаем II от декабря 1916 г., согласно которому Франция получает левый берег Рейна (граница 1790 г.). Очень это знаменательно. Заговорил, и в решительном тоне, Пуришкевич: большевикам, и в том числе Коллонтай, предъявлено обвинение в низвержении строя и измене. Своего рода утешением служит хоть то, что «Новая жизнь» решается продолжать свою проповедь благоразумия и человечности, а дело с привлечением кадетов в состав Временного правительства не клеится.
---------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма, Выборгская сторона
Утром неожиданно щелкает замок. Вся — любопытство. В дверях — две незнакомых фигуры: один солидный, осанистый, другой поменьше, с ищущими глазами, приученными все подмечать. За ними — начальник тюрьмы.

— Гражданка Коллонтай, гражданин прокурор желает узнать у вас, нет ли претензий?

Я ставлю вопрос о прогулках, о свидании, о том, что вообще желаю знать, на каком основании арестована?

Прокурор делает строго-унылое лицо.

— Дело большевиков слишком серьезно. В нем нельзя разобраться в течение недели. Слишком много важнейших нитей. На следствие для правильного и беспристрастного освещения фактов и разбора материала потребуются месяцы.
Но ведь вы не одна в таком положении. Все ваши виднейшие товарищи также подвержены мере предварительного пресечения. И число их на днях опять увеличилось.

--------------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Я имею основание думать, что несоциалистические члены правительства очень желали бы, чтобы Стокгольмская конференция не состоялась, опасаясь, что разговоры о мире могут оказать плохое влияние на армию. Однако они не будут ставить препятствий участию в конференции русских социалистов, но и не будут считать себя связанными решениями, которые эта конференция примет. Они хотят, чтобы на конференции присутствовали социалисты других союзных стран и чтобы Россия, таким образом, не оказалась один на один с Германией.
---------------

Пьер Паскаль
Петроград
Сдача Черновиц, вот-вот будет почата Бессарабия и отрезана румынская армия. В Риге объявляют, что кайзер приехал посетить войска: ходит слух, не где попало, а в Управлении инженерных войск, что на Двине потеряны две линии. Арест Гурко, убийство Эрдели русским солдатом; жалобы на Керенского, который не сделал, не знал и т.д. Хотел бы я их там видеть.

В Париже совсем такой же хаос: два месяца нас заставляют ждать ответа, наконец предоставляют кредит, а через два дня его отзывают! Наступление на Изере, осложненное дождем… Англичане потеряли Сен-Жюльен, который было взяли. Мой старый добрый патриот-гвардеец спросил: «Еще одну зиму?» — «Да». — «Но мы не в силах. Невозможно держаться ради России. Это невозможно!» — яростно отрезал он.

---------------

Симон Петлюра
Киев, ул. Владимирская, 57
Верховный главнокомандующий позволил после моего прошения сформировать в Киевском военном округе четыре батальона «Спасения Украины». Упомянутые батальоны комплектуются из числа тех военных, которые есть в тыловых частях или выписываются из госпиталей, а также свободных от военной службы. Батальоны формируются по штату на отдельные батальоны. По завершении формирования каждый батальон должен будет отправиться в одну из украинизированных дивизий и войдет целиком в состав одного из полков этих дивизий.

Украина в опасности, в опасности революция и полученная нами свобода.
serg_ya
04.08.1917

Елизавета Нарышкина

Царское Село
День празднования всех высочайших именинниц. Нынче этот день прошел незаметно, в полной тишине. Была в саду и встретила Керенского. Он подошел ко мне и сообщил, что подал в отставку, не хочет быть ширмой партий, которых не одобряет. Хочет иметь власть и свободу действий.

Корнилов тоже не хочет быть «главнокомандующим», если не дадут ему действовать свободно. В подобный момент эти два условия необходимы, они вдвоем сыграют роль Наполеона: один в армии, другой во внутреннем управлении — и спасут страну. Он должен быть диктатором, но неприятель успеет взять Петроград, и мы будем побеждены, покуда будут терять время в речах и совещаниях. Монархическая реакция, по-моему, сейчас невозможна; нет ни кандидатов, ни организации; лишь даром прольются потоки крови. Позднее — да.

--------------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Терещенко сказал мне сегодня утром, что как он, так и Керенский подали в отставку, но взяли ее назад по просьбе своих коллег. Чернов также подал в отставку, и когда явился в Совет, то получил большие овации. В дальнейшем Терещенко сказал, что если правительство теперь не примет строгих мер, то оно должно будет уступить свое место контрреволюционерам. Родина занимает в его мыслях первое место, и положение на допускает промедления. Он сказал Керенскому, что если последний не начнет действовать энергично, то он выйдет в отставку. По его мнению, необходимо милитаризовать всю страну, подавить всякие беспорядки и включить Корнилова в состав правительства.
--------------

Василий Гурко
Петроград, Дворцовая площадь, штаб командования военного округа
В дверь собственного дома, в котором я поселился, стали настойчиво трезвонить. Когда слуга открыл, в дом не просто вошли, а попросту ворвались не менее десятка вооруженных солдат во главе с офицером и начали быстро растекаться по всем комнатам.

Офицер сначала натолкнулся на мою жену, у которой спросил, дома ли я, и потребовал показать ему занимаемую мной комнату. Комната заполнилась толпой вооруженных солдат. В ответ на мое требование показать имеющиеся у них документы, они предъявили мне небольшой листок бумаги — я бы сказал, из дамского блокнота — на котором собственной рукой военного министра был написан приказ подпоручику Кузьмину: «По получению сего приказываю вам арестовать генерала Гурко».

И подпись — «А. Керенский».
Я был поражен бисерным, почти женским почерком. Министр юстиции отказался дать указание о моем заключении в Петропавловскую крепость, почему меня отправили в штаб командования военного округа…

--------------

Лев Урусов
Петроград
Положение действительно глубоко трагичное, и у меня сегодня в первый раз реально при чтении газеты мелькнула мысль, что неужели единственным исходом из того тупика, куда попала Россия, явится, если еще не является, сепаратный мир? Мрачные мысли, но есть люди и люди умные, которые уже давно поставили этот похоронный прогноз.
---------------

Ромен Роллан
Grand Hotel Chateau Bellevue, Sierre, Switzerland
Пресса союзных государств клевещет на Ленина, и когда русское корреспондентское бюро в Париже направляет в газеты информацию, которая опровергает эту клевету, цензура вмешивается и запрещает это публиковать. Парижская пресса клевещет и на Горького, потому что он один из немногих столпов морали, оставшихся свободными в Европе. Из-за этого он пугает европейских тиранов. Поэтому надо облить грязью Горького, сказать, что он продался Германии.
---------------

Федор Раскольников
Петроград, тюрьма «Кресты»
На обед нам давали тошнотворную бурду с тухлой солониной. От небольшого куска этой плававшей в супе тухлятины во рту оставалось ощущение кисловатых помоев из выгребной ямы. Нередко в результате раскопок в похлебке обнаруживались самые неожиданные предметы: мочало, человеческие волосы, мелкие сучки. В довершение всего эта загрязненная жидкость, только по недоразумению называвшаяся супом, очень часто оказывалась подгоревшей и тогда становилась абсолютно несъедобной даже для свиней. В таком случае, брезгливо поморщившись, мы немедленно выливали горелые помои в парашу.
--------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма, Выборгская сторона
Неурочный час — одиннадцать, а замок щелкает отпирается. Кто? Что? Надзирательница.

— Пожалуйте к следователю.

Инстинктивно поправляю блузу, волосы. Первый допрос после контрразведки. Все-таки «движение» дела.

— Садитесь.

Допрос сбивчивый. Очевидно, материала-то настоящего нет. Опять о прапорщике Семашко и о пулеметном полке, о переписке с т. Ш. Фигурирует обмен моих телеграмм с т. Ганецким и моя телеграмма Ленину по поводу его приезда. Ссылается на показания какого-то Ермолаева или Ермоленко, очень, будто бы, компроментирующие показания. Этой личности я не знаю. Заносит и это.

Пробует «ошаривать» вопросами:

— А вы не говорили в военно-большевистской организации в доме Кшесинской?

— Разумеется, говорила, я же была делегатом от военного клуба в Совет и состояла от них членом Исполнительного совета.

Вопросы все в этом роде. Бесцветный допрос.

---------------

Федор Степун
Петроград
В связи с назначением Савинкова управляющим военным министерством и уходом Станкевича на фронт я занял его должность руководителя всего Политического отделения.
--------------

Лев Тихомиров
Сергиев Посад
Прошло полгода со времени переворота, и Россия никак не может организоваться. Пора бы!
--------------

Николай Вреден
поезд "Петроград –– Севастополь". Вокзал
В училище двенадцати курсантам, включая Игоря и меня, — всем однокурсникам — было приказано следовать в Севастополь для отправки в запоздавшее летнее плавание. Никто из нас не представлял себе степень деградации страны до тех пор, пока мы не проехали полторы тысячи миль по стране из Петрограда к берегам Черного моря. Единственное, что сделало это передвижение возможным, — это то, что нас было двенадцать человек, одетых в одинаковую форму, согласно мыслящих и действующих.
serg_ya
05.08.1917

Александр Бенуа

Яблоновка
Омерзительнее всего ощущение общей трусости. Ведь не так уж люди глупы, чтобы не видеть, что вся причина бед — в войне, что, не покончив с ней, мечтать об оздоровлении России нельзя, что никакими порабощениями и «гибелями революции» мир с германцами не угрожает. Но вот этому отдать преимущественное внимание, с этого согласовать свою волю к действиям — никто не решается. Теперь снова могут пробраться к власти Милюковы и прочие лисы. Снова потянут они песенку об «истощении» Германии и о чести России, а прислушаться к голосу истощенной, молящей о пощаде Родины никто не желает.
--------------

Иосиф Сталин
Петроград
Победа контрреволюции непрочна и мимолетна. Будущее за новой революцией. Только осуществление полного народовластия может дать крестьянам землю, урегулировать хозяйственную жизнь страны и обеспечить мир, столь необходимый исстрадавшимся народам Европы.
---------------

Николай Врангель
Петроград
Для Керенского закон не писан, хотя эти победители и боролись для торжества Закона над произволом.
---------------

Николай Бухарин
Москва, Воскресенская площадь, 2/3
Буржуазия, промышленники сейчас сами дезорганизуют промышленность, они боятся, что власть перейдет в руки класса им враждебного, и поэтому они вредят, как могут, чтобы потом, когда разруха дойдет до крайних пределов, выступить спасителями России. Мы неуклонно двигаемся к военно-монархической диктатуре.
---------------

Константин Глобачев
Петроград
После большевистского выступления Временным правительством была создана Особая чрезвычайная комиссия для обследования этого выступления. В начале августа ко мне явился судебный следователь из этой комиссии с целью допроса в качестве свидетеля по этому делу. Вполне понятно, что я выразил ему мое полное недоумение по этому поводу, как я могу быть свидетелем заговора большевиков, когда содержусь уже пять месяцев под стражей.

Оказывается, что Керенский и вся его клика решили придать выступлению большевиков характер контрреволюции, связав его с бывшим царским правительством и монархическими кругами, которых, кстати сказать, в то время и не было. Между прочими мне был задан вопрос, правда ли, что Ленин был секретным сотрудником Охранного отделения, на что я ответил, что, к сожалению, он таковым не был.

-----------------

Григорий Зиновьев
Сестрорецкий разлив
Газеты, в том числе и «социалистические», полны россказней про «мятеж» и главным образом про самого Ленина. Такое море лжи и клеветы не выливалось ни на одного человека в мире. О «шпионстве» Ленина, о его связи с германским генеральным штабом, о полученных им деньгах и т. п. печаталось в прозе, в стихах, в рисунках и т. д.

Трудно передать чувство, которое пришлось испытать, когда выяснилось, что «дело Дрейфуса» создано, что ложь и клевета разносится в миллионах экземпляров газет и доносится до каждой деревни, до каждой мастерской. А ты вынужден молчать! Ответить негде! А ложь, как снежный ком, нарастает. А враг становится все наглее и изобретательнее в клевете. И уже нет удержу потоку лжи. И уже по всей стране, из края в край, по всему миру ползет эта клевета. Пережить все это около Ильича, конечно, куда легче, чем одному. Но все-таки тяжелые, лихие это были дни.

-----------------

Труд и воля

Около 4 часов ночи в здание Сената, со стороны Английской набережной, ворвались 6 вооруженных грабителей, одетых в черные тужурки. Войдя в дежурную комнату и связав всех служащих, грабители прошли в зал совещаний 1-го департамента, где, сняв стеклянный колпак с серебряного храма Славы, похитили позолоченную фигуру императрицы Екатерины II, фигуру «Минервы», фигуру коленопреклоненной России и три фигуры конных трубящих гениев.

Кроме того, грабители забрали 6 серебряных подносников и несколько других серебряных предметов, в общем, более одного пуда. Грабители взломали дубовый ларец, где хранились собственноручные рескрипты Петра I, Екатерины II и др. Рескрипты найдены на полу. Лежавшая в ларце золотая печать Екатерины II оказалась нетронутой.

-----------------

Новое время

Украинцы торопятся ввести украинский язык в местных школах и в переписке земских и других учреждений. Остановка за малым — ни учителя, ни земские служащие украинского языка не знают. Встань из гроба сам Тарас Шевченко, так и он оказался бы неграмотным, в смысле незнания нового письменного украинского языка, сочиненного в Галиции под властным влиянием поляков и немцев.

Певучий, музыкальный малороссийский народный язык не обладает достаточным запасом слов для обозначения многих понятий и предметов, принесенных европейской культурой. Вместо того чтобы воспользоваться уже готовыми данными, выработанными русской литературой, галицкие украинцы и наши приднепровские самостийники принялись за спешное сочинение украинского письменного языка. Хочь гирше, та инше! Лишь бы не было похоже на русский язык.

И теперь мы дожили до страшных дней. Дело идет не о широком областном самоуправлении, а о раздирании сросшихся частей России на куски. Дожили до низвержения языка Гоголя и Пушкина из повседневного оборота в русском крае, дожили до момента, когда мать русских городов Киев становится нерусским городом.

Кому от этого станет легче?
serg_ya
06.08.1917

Александр Керенский

Петроград
В сложившихся обстоятельствах, когда стране угрожает гражданская война и поражение от внешнего врага, я не считаю возможным уклонение от тяжкого долга, возложенного на меня представителями крупнейших социалистических, демократических и либеральных партий.

Я основываю решений этой проблемы на своем непоколебимом убеждении, что спасение республики требует прекращения партийных раздоров и что общенациональные усилия по спасению страны и всего народа должны предприниматься в условиях и формах, диктуемых суровой необходимостью продолжения войны, сохранения боеспособности армии и восстановления экономического могущества страны.

--------------

Временное Правительство
Петроград
Освободить согласно заявлению министра почт и телеграфов и управляющего Министерством внутренних дел Церетели, обер-прокурора Святейшего Синода Львова, государственного контролера Годнева и управляющего Министерством путей сообщения Тахтамышева от возложенных на них обязанностей. Объявляется нижеследующий состав Временного правительства:

Министр-председатель и военный и морской министр А.Ф. Керенский, заместитель министра-председателя и министр финансов Н.В. Некрасов, министр внутренних дел Н.Д. Авксентьев, министр иностранных дел М.И. Терещенко, министр юстиции А.С. Зарудный, министр народного просвещения С.Ф. Ольденбург, министр торговли и промышленности С.Н. Прокопович, министр земледелия В.М. Чернов, министр почт и телеграфов А.М. Никитин, министр труда М.И. Скобелев, министр продовольствия А.В. Пешехонов, министр государственного призрения И.Н. Ефремов, министр путей сообщения П.П. Юренев, обер-прокурор Святейшего Синода А.В. Карташев, государственный контролер Ф.Ф. Кокошкин.


-- Борис Никольский
Керенский сдался кадетам, очень убавив социалистов, но все это ни к чему. Переливание из пустого в порожнее. «И вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь».

-------------

Юлий Мартов
Петроград
Я не намерен звать на улицу, не намерен настаивать на необходимости каких-либо выступлений, чтобы заставить правительство следовать по нашему пути… Керенский начал свою речь с указания того заключения, которое имеет наш переход в Смольный институт: я скажу, что этот переход не должен знаменовать собой того, что Советы из института государственной власти обращаются в институт благородных девиц.
--------------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Керенский образовал правительство в составе шести социалистов и шести членов, не принадлежащих к социалистам. Пять из последних принадлежат к кадетской партии. Авксентьев, председатель Совета крестьянских депутатов, стал министром внутренних дел, а Савинков, бывший террорист, — товарищем военного министра.
--------------

Михаил Богословский
Шашково, Рыбинский уезд
Фигляр ломал комедию, выходил часа на три в отставку, потом по челобитью всех вновь взял бразды правления. То ли не Борис Годунов. Генералами‑главнокомандующими швыряют хуже чем пешками, и даже верховным. Брусилова прогнали, не предупредив его даже. Гурко посажен под арест — его легко поймали и нашли. Но с обратной стороны иное. Троцкий и Луначарский выступали в Исполнительном комитете и т. д., но когда в тот же день прокурор издал приказ об их аресте — то их нигде не могут разыскать. Это жалкая комедия, а не судебная власть.
--------------

Федор Раскольников
Петроград, тюрьма «Кресты»
Тюремные надзиратели на недозволенное общение заключенных между собой смотрели сквозь пальцы. Во всем их обращении с нами проглядывала заметная осторожность и даже боязнь. Февральская революция, низвергнувшая царских сановников, внезапно оказавшихся в «Крестах», и передавшая часть министерских портфелей в руки бывших ссыльных и заключенных, произвела крупную встряску в умах тюремщиков. Один из них довольно откровенно высказал причины своей обходительности с большевиками:

— Вот сегодня вы в тюрьме сидите, а завтра, может быть, тоже министрами станете.

--------------

Лев Троцкий
тюрьма «Кресты», Петроград
Следователь г. Александров предъявил мне то же обвинение, что и Ленину, Зиновьеву, Коллонтай и др., т.е. обвинение в том, что я вошел в соглашение с агентами Германии и Австрии с целью дезорганизации русской армии, получал от названных государств денежные средства и пр. При этом, как я имел полную возможность убедиться из продолжительного допроса, г. Александров, считая «доказанным», что Ленин является агентом Германии, мою виновность выводил уже из того, что я 1) приехал вместе с Лениным из Германии; 2) состоял членом ЦК большевиков; 3) состоял одним из руководителей военной организации при ЦК.

Разумеется, если бы все это было верно, то из этого еще никак не вытекала бы моя связь с германским правительством, по отношению к которому Ленин и его друзья являются на самом деле более непримиримыми врагами, чем их обвинители. Но дело не в этом. Если бы г. прокурор и следователь, прежде чем арестовать меня и подвергать допросам, потрудились навести самые простые справки, они могли бы узнать, что я приехал на месяц позже Ленина, не через Германию, а из Америки через Скандинавию, и никогда не входил в ЦК и не имел никакого отношения к его военной организации. Стало быть, даже те внешние организационные рамки, на которые опирается фантастическое в своей чудовищности обвинение, совершенно неприменимы ко мне.

--------------

Иосиф Сталин
Петроград
Революция живет, и она еще даст о себе знать, гг. могильщики.

Война и разруха идут, и не дикими репрессиями излечить наносимые ими раны. Подземные силы революции живут, ведя свою неустанную работу по революционизированию страны. Крестьяне не получили еще земли. Они будут бороться, ибо они не могут жить без земли. Рабочие не добились еще своего контроля на заводах и фабриках. Они будут добиваться, ибо промышленная разруха угрожает им безработицей. Солдат и матросов хотят отбросить назад, к старой дисциплине. Они будут бороться за свободу, ибо они заслужили свободу.
serg_ya
07.08.1917

Разумник Иванов-Разумник

Царское Село, Колпинская ул., д. 20
«Кризис власти», продолжавшийся весь месяц, закончен, образовано новое Временное правительство: все те же, все то же. Говорить о них — нечего. Ибо судьба их — неизбежно все та же. Или они окончательно утопят революцию в болоте, или революция стряхнет их. Ибо за этот месяц показали себя они, эти «социалисты», во всей своей красе: на фронте они уже ввели смертную казнь. Погодите — введут и в тылу!
-------------

Петр Половцов
Луга
Керенский, подобно Борису Годунову, милостиво вернулся к своим присмиревшим боярам. Он, по-видимому, вообще собирается идти по стопам этого знаменитого авантюриста. Весьма характерно переселение в Зимний дворец, в царские покои, хотя Рагозин уверяет, что я являюсь виной этому, так как благодаря мне центр событий перенесся на Дворцовую площадь, и что Керенский это учел. Достоверно одно, что он сам шутит над своей подписью, которую из-за торопливости сократил до одной буквы «К» с неопределенным хвостиком. Теперь он говорит, что «А. К.» очень похоже на «Александр IV».

Его адъютанты стали носить аксельбанты по образцу флигель-адъютантских, а один из них, говоря про флаги, недавно заявил, что Керенскому так «эти красные тряпки» надоели, что он хочет Андреевский флаг сделать национальным. Красная тряпка на Зимнем дворце при каждом отъезде Керенского из города опускается, как в былые дни императорский штандарт, и голый флагшток свидетельствует об отсутствии Хозяина Земли Русской из столицы.

Красная тряпочка на автомобиле Керенского заменена флагом морского министра. Все это, конечно, мелочи, но мелочи знаменательные. А если верить сплетням, то новый Борис Годунов подыскивает себе Ирину.
Скоропалительно состоялся его развод с женой, которая, по слухам, ругает его на всех перекрестках, говоря, что небось, пока он был скромным присяжным поверенным, так и она была хороша, а теперь и т. д. Встретил ее раз за чаем у Кузьмина, вид у нее невеселый.

---------------

Иосиф Сталин
Петроград
Контрреволюция организовалась. Она растет и наступает по всей линии. Лидеры контрреволюции, гг. кадеты, вчера еще бойкотировавшие правительство, сегодня готовы вернуться к власти для того, чтобы хозяйничать в стране. «Правящие» партии эсеров и меньшевиков с их правительством «спасения революции» отступают в полном беспорядке. Они готовы на все уступки, они готовы на все — прикажите только.

Рабочие будут помнить все это и сделают из этого соответствующие выводы.

--------------

Новое время

Решительные действия Временного правительства по отношению финляндского сейма, который провозгласил полное отделение Финляндии от России, — роспуск сейма — встречен с чувством полного удовлетворения русским общественным мнением. На дружественные дары свободы, предложенные русской демократией, финляндские социалисты ответили черной неблагодарностью и поспешили отгородиться от русских товарищей. Отделением вслед за Курляндией и Финляндии от России, несомненно, разрушает дело Петра Великого, и лишь во времени задержана окончательная утрата наших исторических задач на балтийском севере.

Но если правительство нашло в себе силы проявить некоторую твердость здесь, в пятидесяти верстах от столицы, то непонятны терпимость и бездеятельное попустительство его к тому, что творится на юге, в тылу наступающей австрийской армии, в малороссийских губерниях.

В Киеве спокойно заседает Украинская рада с известным австрофилом профессором Грушевским во главе. Эта рада вовсе не является представительством Украины. Члены ее избрали сами себя и действуют в захватном порядке. «Украинцы» составляют ничтожное меньшинство малороссийского народа, который вместе с великороссийским, польским и еврейским населением края не верит в теории украинской «самостийности», не хочет отделяться от России.

Между тем Рада уже назначила до пятнадцати министров-секретарей и образовала второе правительство в Малороссии; эти министры начинают действовать. Чины судебного ведомства получают приказания одновременно от двух министерств: из Киева и Петрограда. То же происходит и по другим ведомствам. Начинают поступать прошения и заявления на украинском языке. В крае уже действуют две военные власти, и украинский военачальник без ведома русского командующего войсками устроил церемонию и парад войск в Киеве перед Радой.

В администрации, во всех государственных функциях громадного края начинается хаос и двоевластие и развивается шаткость в исполнении долга у чиновников. Кому служить? Где законная власть? Петроград прислал министров. Они поговорили и уехали. А Рада продолжает рассылать универсалы и, наконец, объявляет конституцию Украины, в которой, по образцу Финляндии, провозглашает полное отделение Украины от России. Временное правительство было усыплено двусмысленными заверениями Рады, что она отделяться не хочет. Хотя все действия Грушевского, Винниченко и прочих украинцев совершенно ясно клонятся к измене России, Временное правительство верило и бездействовало. Но теперь пора выйти из усыпления, и не медля ни минуты. Если с законным сеймом Финляндии правительство нашло возможным не церемониться и распустило его, тем самым аннулировав акт об отделении Финляндии, хотя в теории, то что же сказать о самозваной, незаконной Раде?

--------------

Александр Парвус
Женева, Швейцария
Требую срочного прямого опровержения лживых сообщений русской прессы, согласно которым я являюсь посредником Министерства иностранных дел в общении с Лениным или еще с кем-то.
--------------

Лев Троцкий
Петроград, тюрьма “Кресты”, Арсенальная набережная, 7
Граждане министры! Наши политические противники обвиняют нас, интернационалистов, в том, что наши лозунги, преломляясь в сознании темной массы, ведут к явлениям анархии. Допустим, что это так. Но вот ваши судебные деятели, блюстители законности, бросают в наиболее темные массы наиболее тяжкие обвинения в наиболее запутанной и темной форме — против руководителей большой политической партии. «Сообщение г. Переверзева, как вы знаете, уже вызвало не только избиения, но и убийства отдельных большевиков. Новое сообщение г. прокурора идет по тому же самому пути.

Я не уверен, имеются ли в распоряжении генерал-прокурора статьи уголовного уложения, предусматривающие эти деяния. Но я твердо знаю, что не было в истории цивилизованных стран процесса, более чудовищного по замыслу обвинения и более преступного по методам использования заведомо ложного обвинения в интересах самой разнузданной травли против целой политической партии.

-------------

Андрей Шингарев
Петроград, Петроградская сторона, ул. Б. Монетная, 22
Революция нанесла финансам государства огромный удар с двух сторон. Она, с одной стороны, обострила чувство права индивидуальной личности. Все потребовали себе увеличения оплаты, потребовали с чудовищной быстротой и поразительной настойчивостью, причем никто не вспомнил об обязанностях перед государством. Повышение заработной платы мастеровым, служащим и рабочим фабрик поглощает целые миллиарды. Откуда государство могло бы покрыть этот чудовищный, невероятный рост расходов, происшедший на протяжении нескольких месяцев? Исключительно бумажным станком.

Тот самый яд, который с такою суровостью осуждался представителями демократии в Государственной думе, тот самый яд, которому они отказывали не только в доверии, но даже в возможности, этот самый яд полными пригоршнями и чашами стали они пить в тот момент, когда они сами являлись хозяевами своей судьбы. Эта горькая ирония революционной демократии продолжается до сих пор, и печатание бумажных денег, достигшее в настоящее время 100 миллионов в день, все же недостаточно.

-------------

Пьер Паскаль
Петроград
Заводы продолжают закрываться. У хозяев не стало денег для выплаты зарплат. Они требуют средств от Артиллерийского управления: там тоже нет. Один из них требовал 450 000, ему дали 200 000 за два месяца. Многие заводы были взяты под управление: такого избыток, теперь управление отказывается. В том же Владикавказе государство взяло под свою ответственность Компанию трамваев и газа: думает передать ее Лорану. Тратили изо дня в день, не считая, дело нетрудное для предприятия с ежедневно поступающей выручкой, но когда потребовалось делать первые замены и ремонты, в наличии не оказалось никакой суммы.
---------------

Александр Блок
Петроград, ул. Офицерская, 57, кв. 21
Что же? В России все опять черно и будет чернее прежнего?
serg_ya
08.08.1917

Известия

Могилев
В городе Могилеве утром 18 июля на воротах многих домов, даже центральных улиц, оказались наклеенными следующие прокламации «Союза Могилевских монархистов»:

«Долой Керенского, долой мошенника и злодея. Долой проклятого жида, губящего русскую армию! Долой Временное правительство! Да здравствует Михаил Александрович!»

--------------

Надежда Крупская
ст. Разлив, ул. Емельянова
Партия большевиков перешла на полулегальное положение, но она росла и крепла; к моменту открытия VI съезда партии она насчитывала уже 177 тысяч — вдвое больше, чем три месяца назад, во время Всероссийской апрельской конференции большевиков. Рост влияния большевиков, особенно в войсках, был несомненен. VI съезд сплотил еще больше силы большевиков. В воззвании, выпущенном от имени VI съезда, говорилось о той контрреволюционной позиции, которую заняло Временное правительство, о том, что готовится мировая революция, схватка классов.
----------------

Григорий Зиновьев
Сестрорецкий разлив
Убежище наше было безопасным. Но приходилось все же быть начеку. Полицейский сыск принял невиданные размеры. В поисках Владимира Ильича в ряде кварталов обыскивали все дома подряд. Полицейские собаки рыскали в окрестностях Питера. Конечно, это немножко нервировало. Работой VI съезда нашей партии, происходившего в Петрограде полунелегально, Владимир Ильич руководил из нашего шалаша.

Здесь набрасывались основные пункты важнейших резолюций VI съезда. (Мы образовали в шалаше нечто вроде комиссии: Владимир Ильич набрасывал статьи, резолюции, мне поручено было писать резолюцию о профсоюзах. За резолюциями приезжал, кажется, тов. Орджоникидзе.) Здесь Владимир Ильич написал свою известную статью «Ответ клеветникам» и несколько статей, вышедших затем брошюрой под заглавием «К лозунгам» и др.

---------------

Владимир Ленин
Петроград
«Сущность конституции» в России определяется с поразительной ясностью: наступление на фронте и коалиция с кадетами в тылу сваливает эсеров и меньшевиков в яму контрреволюции. На деле государственная власть переходит в ее руки, в руки военной шайки. Керенский и правительство Церетели и Чернова лишь ширма ей, они вынуждены задним числом узаконить ее меры, ее шаги, ее политику.
----------------

Анна Аллилуева
Петроград
Переезд Сталина к нам совпал с открытием VI съезда партии, проходившего полулегально. Агенты Керенского выслеживали участников съезда, особенно старательно подстерегая членов ЦК. Сталину, делавшему на съезде доклад, приходилось быть все время настороже. Поэтому-то не приходил он ночевать в эти дни и только забегал, вырывая для короткого отдыха неурочное время.

Все его вещи были в небольшой плетеной корзинке, которую он привез еще из ссылки. В ней были его рукописи, книги, что-то из одежды. Костюм у него был один, давнишний, очень потертый. Мама вместе с тетей Маней обошли магазины и раздобыли Иосифу Виссарионовичу костюм, который вполне пришелся ему по размеру. Сталин остался доволен и только попросил маму сделать ему под пиджак теплые вставки. У него болело тогда горло, да и не любил он носить воротнички с галстуком. Мастерица на все руки, тетя Маня сшила Иосифу Виссарионовичу две черные бархатные, с высоким воротом вставки. Он носил их.

-------------

Юлий Мартов
Петроград
Уважаемые товарищи!

Приветствуем съезд вашей партии, собравшийся в столь тяжелое для нее время, в разгар преследований и травли, которым подвергается представляемое ею течение в русском социализме. Не сомневаемся в том, что эти преследования и эта травля не смогут поколебать влияние идей интернационализма на организованную под знаменем вашей партии часть российского пролетариата, и пользуемся случаем, чтобы выразить еще раз наше глубокое возмущение против клеветнической кампании, которая целое течение в русской социал-демократии стремится представить агентурой германского правительства.

--------------

Александр Парвус
Стокгольм, Швеция
Я объявляю, что не передавал денег большевикам.
-------------

Василий Кравков
Копычинец
Бюрократическая самодержавная сволочь прежнего режима сменилась самодержавной дерьмохамократической сволочью нового режима.
-------------

Временное Правительство
Петроград
На время войны предоставить министру внутренних дел и министру военному не допускать и закрывать всякие собрания и съезды, которые могут представлять опасность в военном отношении или в отношении государственной безопасности.
serg_ya
09.08.1917

Пьер Жильяр

Царское Cело, Александровский дворец
Я узнал, что Временное правительство решило перевезти царскую семью. Место назначения держится в тайне. Мы все надеемся, что это будет Крым.
--------------

Русские ведомости

По сведениям, полученным «Речью», Ленин находится уже в Швейцарии. «Если, — говорит “Речь”, — он туда перелетел не на аэроплане, то он мог прибыть в Швейцарию не иначе как через Германию, но уже, вероятно, на этот раз не в запломбированном вагоне».
-------------

Феликс Дзержинский
выступает на VI съезде РСДРП(б)

Петроград, Выборгская сторона
Мы должны ясно и определенно сказать, что хорошо сделали те товарищи, которые посоветовали тт. Ленину и Зиновьеву не арестовываться. Мы должны ясно ответить на травлю буржуазной прессы, которая хочет расстроить ряды рабочих. Травля против Ленина и Зиновьева — это травля против нас, против партии, против революционной демократии. Мы должны разъяснить товарищам, что мы не доверяем Временному правительству и буржуазии, что мы не выдадим Ленина и Зиновьева до тех пор, пока не восторжествует справедливость, то есть до тех пор, пока это позорного суда не будет. Мы должны от имени съезда одобрить поведение тт. Ленина и Зиновьева.
-------------

Яков Свердлов
Петроград
Я иллюстрирую цифрами рост нашей организации. На Апрельской конференции было представлено 78 организаций с 80 000 членов партии. В настоящее время мы насчитываем 162 организации с 200 000 членов партии. По областям силы распределяются таким образом: Москва с районом — около 50 000, причем здесь ряд организаций не был представлен; Петроград насчитывает около 41 000 членов, из них в организации ПК — 36 000, в межрайонной организации — 4000 и в Военной организации — около 1000 человек.

Урал имеет от 24 000 до 25 000 членов партии (на Уральской областной конференции было представлено 22 000 членов); Донецкий бассейн в настоящее время представлен 16 000 членов (на областной конференции было представлено 14 000-15 000 членов); Киев с районом насчитывает до 10 000. Все это минимальные цифры; Кавказ (Баку, Тифлис, Грозный) — всего около 9000 человек, но это число явно преуменьшено; Финляндский район насчитывает до 12 000 членов партии; Прибалтийский край — до 14 000; Поволжье охватывает до 13 000; Одесса с районом (Херсон, Севастополь) — около 7000.

В Сибири мы прочно связаны только с 2-3 пунктами, но партия насчитывает там до 10 000 своих членов; Минск с районом представляет около 4000; Военная российская организация на конференции всех военных организаций, состоявшейся около месяца тому назад, насчитывает около 26 000. Подводя итоги, я насчитываю около 240 000 членов партии.

-------------

Андрей Белый -> Разумник Иванов-Разумник
станция Поворово, Николаевская железная дорога
Будучи в Москве, я сделал интереснейший опыт: в продолжение 3-х дней я покупал до 12-ти газет и читал там факты и передо­вицы. Получилось нечто чудовищнейшее: столько лжи, столько подтасовки! Особен­но упражняется в подтасовках и умолчаниях наше «Русское Слово» «Русские Ведомости» — увы! Лучшие передовицы (я не «социалист») на основании изучения лишь газетного материала, по-моему, в петроградских «Известиях» Совета рабочих депутотов («Дела Народа» в Москве почти невозможно достать).

Керенский, Чернов, Милюков, Ленин и прочие — кто они? Где стоит Люцифер и где Ариман? Через кого говорит дух импульса Христова? Быть за того-то и против того-то значит в наши дни быть с Христом, с Люцифером или с Ариманом. Не желтая ли Ариманова мгла в событиях 3-4-го июля? Не люциферическая ль гордыня в действии кадетов в эти же дни? Знаете, я чувствую, что эс-эры мне очень близки… Где-то меж­ду ними слышу путь правды России.

--------------

Альфред Нокс
Петроград
Отвечающий за тыловое снабже­ние генерал Маниковский заявил, что не может встретиться с министром вот уже два месяца. «Иногда, — продолжал генерал, — мне хочется пустить себе пулю в лоб, а иногда — в кого-нибудь другого». Его подчиненный, отвечающий за военно-техническое обеспечение, заявил, что в его отделе давно уже не ведется реальная работа. Офи­церы Артиллерийского управления на вопрос, откуда у них столько свободного времени, отвечают, что реальная работа в России после революции сократилась примерно наполовину, и они просто стараются идти в ногу со временем!
-------------

Борис Савинков
Петроград
Вообще, с первого же дня моего вступления в должность между мной и Керенским установилось явное разномыслие. Оно касалось не только принципиальных вопросов. Достаточно сказать, что почти ежедневно Керенский возвращался к вопросу о смещении генерала Корнилова, причем предполагалось, что Верховным главнокомандующим будет назначен сам Керенский, и почти ежедневно мне приходилось доказывать, что генерал Корнилов — единственный человек в России, способный возродить боевую мощь армии.
--------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма, Выборгская сторона
День, другой, третий — нет передачи. Это начинает тревожить. Еще новые аресты? Жутко сознание, что всякая связь с миром может быть порвана. Я вспоминаю редакцию «Правды» на Мойке. Крошечная темная комнатка, в которой всегда горело электричество, даже днем. Это и был «кабинет» Владимира Ильича до июльских дней.

Я пришла за директивами перед тем, как ехать в Стокгольм на совещание Циммервальда. Владимир Ильич предложил мне остановиться в Гельсингфорсе и побывать на кораблях. У него только что передо мной была делегация от Центробалта, и он не одобрил их нетерпеливых планов ввязаться в открытую борьбу с оборонцами:

— Надо уметь ждать.


Надо уметь ждать и здесь, за тюремными запорами.

--------------

Русское слово

Прибывшая в Петроград украинская делегация за время своего пребывания в столице посетила почти всех членов Временного правительства, в том числе и министра-председателя Керенского.

Совместно с заместителем министра-председателя Некрасовым делегация наметила положение о Генеральном секретариате Украины, а также пределы его компетенции. Генеральный секретариат представляет собой высшее правительство Украины, которое ставит в известность Временное правительство обо всех своих действиях.

Главнейшая тема беседы украинцев с членами Временного правительства заключалось в том, чтобы Временное правительство оказало Украине широкую финансовую поддержку.

Делегатам не был дан окончательный ответ ввиду предстоящего в завтрашнем заседании Временного правительства обсуждения украинского вопроса в полном его объеме.

-------------

Иосиф Сталин
Отчетный доклад


Товарищи!

Отчетный доклад ЦК охватывает деятельность ЦК за последние два с половиной месяца — май, июнь, первая половина июля месяца.

Деятельность ЦК в мае месяце протекала в трех направлениях.

Во-первых, дан был лозунг перевыборов в Советы рабочих и солдатских депутатов. ЦК исходил из того, что у нас революция развивается мирным путем, что путем перевыборов в Советы рабочих и солдатских депутатов можно изменить состав Советов, а значит, и состав правительства. Противники приписывали нам попытку захвата власти. Это клевета. У нас не было таких намерений. Мы говорили, что у нас открыта возможность путем перевыборов Советов изменить характер деятельности Советов согласно с желаниями широких масс. Нам было ясно, что достаточно перевеса в один голос в Советах рабочих и солдатских депутатов, и власть должна будет пойти иным путем. Поэтому вся работа в мае месяце шла под флагом перевыборов. В конце концов мы завоевали около половины мест в рабочей фракции Совета и около 1/4 — в солдатской.

Во-вторых — агитация против войны. Мы воспользовались вынесением смертного приговора Фр. Адлеру и организовали ряд митингов протеста против смертной казни и против войны. Солдаты хорошо восприняли эту кампанию.

Третья сторона деятельности ЦК — муниципальные выборы в мае месяце. ЦК совместно с ПК приложил все силы, чтобы дать бой как кадетам, основной силе контрреволюции, так и меньшевикам и эсерам, вольно или невольно идущим за кадетами. Из 800 000 голосовавших в Петрограде мы получили около 20% всех голосов, причем Выборгскую районную думу завоевали целиком. Особенную услугу партии оказали товарищи солдаты и матросы.

Итак, май месяц прошел под знаком: 1) муниципальных выборов, 2) агитации против войны и 3) перевыборов в Совет рабочих и солдатских депутатов.

Июнь месяц. Слухи о подготовке наступления на фронте нервировали солдат. Появился целый ряд приказов, сводивших на нет права солдат. Все это электризовало массы. Каждый слух моментально облетал весь Питер и вызывал волнение среди рабочих и особенно солдат. Слухи о наступлении; приказы Керенского с декларацией прав солдата; разгрузка Петрограда от «ненужных» элементов, как говорили власти, причем было ясно, что хотят освободить Петроград от революционных элементов; разруха, принимавшая все более ясные очертания, — все это нервировало рабочих и солдат. На заводах устраивались собрания, и нам то и дело различные полки и заводы предлагали организовать выступление. 5 июня предполагалось выступление-демонстрация. Но ЦК постановил пока выступления не предпринимать, а созвать 7-го собрание из представителей районов, фабрик, заводов и полков и на нем решить вопрос о выступлении. Такое собрание было созвано — присутствовало около 200 человек. Выяснилось, что особенно волнуются солдаты. Громадное большинство голосов решило выступать. Ставится вопрос о том, что делать, если открывшийся в то время съезд Советов выскажется против выступления. Громадное большинство высказывавшихся товарищей полагало, что никакая сила не остановит выступления. После этого ЦК решил взять на себя организацию мирной демонстрации. На вопрос, поставленный солдатами, нельзя ли выйти вооруженными, ЦК постановил: с оружием не выходить. Солдаты, однако, говорили, что выступать невооруженными невозможно, что оружие — единственная реальная гарантия против эксцессов со стороны буржуазной публики, что они возьмут оружие только для самообороны.

22 июня ЦК, ПК и Военная организация устраивают совместное заседание. ЦК ставит вопрос: ввиду того, что съезд Советов и все «социалистические» партии высказываются против нашей демонстрации, не следует ли отложить выступление. Все отвечают отрицательно.

В 12 ч. ночи 22 июня съезд Советов выпускает воззвание, в котором весь свой авторитет направляет против нас. ЦК постановляет — демонстрацию не устраивать 13 июня и отложить ее на 1 июля, учитывая, что самим съездом Советов назначается демонстрация на 1 июля, где массам удастся выявить свою волю. Рабочие и солдаты встречают с затаенным недовольством это постановление ЦК, но они выполняют его. Характерно, товарищи, что в этот день, 23 июня, утром, когда целый ряд ораторов от съезда Советов выступал на заводах для «ликвидации попытки устроить демонстрацию», громадное большинство рабочих соглашалось выслушивать ораторов только нашей партии. ЦК удалось успокоить солдат и рабочих. Этим была продемонстрирована наша организованность.

Съезд Советов, назначая демонстрацию на 18 июня, вместе с тем объявил, что демонстрация состоится под флагом свободы лозунгов. Ясно, что съезд решил дать бой нашей партии. Мы приняли вызов и стали готовить силы к предстоящей демонстрации.

Товарищи знают, как прошла демонстрация 1 июля. Даже буржуазные газеты говорили, что громадное большинство демонстрантов шло под лозунгами, выдвинутыми большевиками. Основной лозунг — «Вся власть Советам!». Демонстрировало не менее 400 000. Только три маленькие группы — Бунд, казаки и плехановцы — решились выставить лозунг «Доверие Временному правительству!», да и те закаялись, потому что их заставили свернуть свои знамена. Съезд Советов воочию убедился, что сила и влияние нашей партии велики. У всех сложилось убеждение, что демонстрация 1 июля, более внушительная, чем демонстрация 4 мая, не пройдет даром. И действительно, она не должна была пройти даром. «Речь» говорила, что, по всей вероятности, произойдут серьезные перемены в составе правительства, ибо политика Советов не одобряется массами. Но как раз в этот день началось наступление наших войск на фронте, наступление удачное, и в связи с этим начались манифестации «черных» на Невском. Это обстоятельство свело на нет моральную победу большевиков на демонстрации. Были сведены к нулю и те возможные практические результаты, о которых говорили и «Речь», и официальные представители правящих партий эсеров и меньшевиков.

Временное правительство осталось у власти. Факт успешного наступления, частичные успехи Временного правительства, целый ряд проектов о выводе войск из Петрограда произвели должное действие на солдат. На этих фактах они убедились, что империализм пассивный превращается в империализм активный. Они поняли, что пошла полоса новых жертв.

Фронт по-своему реагировал на политику активного империализма. Целый ряд полков, несмотря на запрещение, открыл голосование о том, наступать или нет. Высшее командование не поняло, что при новых условиях России и при том, что цели войны неясны, невозможно вслепую бросать массы в наступление. Вышло то, что мы предсказывали: наступление оказалось обреченным на провал.

Конец июня и начало июля проходят под флагом политики наступления. Идут слухи о восстановлении смертной казни, о расформировании целого ряда полков, об избиениях на фронте. Делегаты с фронта приезжают с докладами об арестах, избиениях в их рядах. Об этом же сообщают из Гренадерского и Пулеметного полков. Все это подготовило почву для нового выступления рабочих и солдат в Питере.

Я перехожу к событиям 16-18 июля. Началось это дело 16 июля в 3 часа пополудни, в помещении Петербургского комитета.

3 часа дня. Заседает Петроградская общегородская конференция нашей партии. Обсуждается безобиднейший вопрос о муниципальных выборах. Появляются два представителя одного из полков гарнизона и вносят внеочередное заявление о том, что у них «решено выступить сегодня вечером», что они «не могут больше молча терпеть, как полк за полком раскассируются на фронте», что они «уже разослали своих делегатов по заводам и полкам» с предложением присоединиться к выступлению. В ответ на это представитель президиума конференции тов. Володарский заявляет, что «у партии имеется решение не выступать, что партийные члены данного полка не смеют нарушать постановление партии».

4 часа дня. Петербургский комитет, Военная организация и Центральный Комитет партии, обсудив вопрос, постановляют не выступать. Постановление это принимается конференцией, члены которой отправляются по заводам и полкам с целью уговорить товарищей не выступать.

5 часов дня. Таврический дворец. Заседание Бюро Центрального исполнительного комитета Советов. По поручению Центрального Комитета партии тов. Сталин вносит в Бюро Центрального исполнительного комитета заявление обо всем случившемся, причем сообщает о решении большевиков не выступать.

7 часов вечера. Перед помещением Петербургского комитета. Проходит несколько полков со знаменами. Лозунг «Вся власть Советам!». Остановившись перед помещением Петербургского комитета, просят членов нашей организации «сказать что-нибудь». Ораторы, большевики Лашевич и Кураев, выясняя в своих речах современное политическое положение, призывают к воздержанию от выступления. Их встречают криком «долой!». Члены нашей организации предлагают тогда избрать делегацию, заявить о своих желаниях Центральному исполнительному комитету Советов и потом разойтись по полкам. В ответ на это раздается оглушительное «ура!». Музыка играет «Марсельезу»… К тому времени вести об уходе кадетов из правительства облетают весь Петроград, нервируя рабочих. Вслед за солдатами появляются колонны рабочих. Лозунги те же, что и у солдат. Солдаты, как и рабочие, направляются к Таврическому дворцу.

9 часов вечера. Помещение Петербургского комитета. Вереницы делегатов от заводов. Все они предлагают организациям нашей партии вмешаться в дело и взять в свои руки руководство демонстрацией. Иначе «будет кровопролитие». Раздаются голоса о необходимости избрания делегаций от заводов и фабрик, с тем чтобы делегации заявили ЦИК Советов о воле демонстрантов, а массы, выслушав потом доклады делегаций, разошлись мирно.

10 часов ночи. Таврический дворец. Заседание рабочей секции Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. В связи с докладами рабочих о начавшемся выступлении большинство секции решает во избежание эксцессов вмешаться в демонстрацию с целью придать ей мирный и организованный характер. Меньшинство, но согласившееся с этим решением, покидает зал заседания. Большинство выбирает Бюро для исполнения только что принятого решения.

11 часов ночи. Явка ЦК и ПК нашей партии переносится в Таврический дворец, куда с вечера стекаются демонстранты. Приходят агитаторы из районов и заводские представители. Собрание представителей ЦК нашей партии, ПК, Военной организации, Межрайонного комитета, Бюро рабочей секции Петроградского Совета. Из докладов от районов выясняется, что:

1) рабочих и солдат завтра не удержать от демонстрации;

2) демонстранты выйдут с оружием исключительно в целях самообороны для того, чтобы создать действительную гарантию от провокаторских выстрелов с Невского проспекта: «в вооружённых не так-то легко стрелять».

Собрание решает: в момент, когда революционные массы рабочих и солдат демонстрируют под лозунгом «Вся власть Советам!», партия пролетариата не вправе умыть руки и пройти мимо движения, она не может покинуть массы на произвол судьбы, она должна быть вместе с массами, с тем чтобы придать стихийному движению сознательный и организованный характер. Собрание решает предложить рабочим и солдатам избрать делегатов от полков и заводов и через них заявить Исполнительному комитету Советов о своих желаниях, В духе этого решения составляется воззвание с призывом к «мирной и организованной демонстрации».

12 часов ночи. Свыше 30 тысяч путиловцев появляются у Таврического дворца. Знамена. Лозунг: «Вся власть Советам!». Выборы делегатов. Делегаты докладывают Исполнительному комитету о требовании путиловцев. Солдаты и рабочие, стоявшие у Таврического дворца, начинают расходиться.

17 июля. День. Шествие рабочих и солдат. Знамена. Лозунги большевистские. Шествие идет к Таврическому дворцу. Шествие замыкается тысячами кронштадтских матросов. Демонстрирующих, по свидетельству буржуазных газет («Биржёвка»), не менее 400 тысяч. На улицах ликование. Обыватели встречают демонстрантов веселым «ура!». Пополудни начинаются эксцессы. Темные силы буржуазных кварталов омрачают выступление рабочих преступными провокационными выстрелами. Даже «Биржевые Ведомости» не решаются отрицать, что выстрелы начались со стороны противников демонстрации. «Ровно в два часа дня,— пишет “Биржёвка” (вечерний выпуск), — на углу Садовой и Невского, когда проходили вооруженные демонстранты и собравшаяся в значительном количестве публика спокойно смотрела на них, с правой стороны Садовой раздался оглушительный выстрел, вслед за которым началась стрельба пачками».

Ясно, что начали стрелять не демонстранты, а «неизвестные лица», стреляли в демонстрантов, а не наоборот.

Выстрелы продолжались одновременно в разных местах буржуазной части города. Провокаторы не дремали. Тем не менее демонстранты не выходят из рамок необходимой самообороны. О заговоре или восстании не может быть и речи. Ни одного случая захвата правительственных или общественных учреждений не наблюдалось, ни одной попытки такого захвата, хотя демонстранты при колоссальных вооруженных силах, которыми они располагали, вполне могли бы захватить не только отдельные учреждения, но и весь город…

8 часов вечера. Таврический дворец. Собрания ЦК, Межрайонки и проч. организаций нашей партии. Решено: после того как воля революционных рабочих и солдат продемонстрирована, выступление должно быть прекращено. В духе этого решения составляется воззвание: «Демонстрация закончилась… Наш пароль: стойкость, выдержка, спокойствие» (см. воззвание в «Листке Правды»). Воззвание это, отданное в «Правду», не могло появиться 18 июля, так как ночью «Правда» была разгромлена юнкерами и контрразведчиками.

10-11 часов ночи. Таврический дворец. Заседание Центрального исполнительного комитета Советов. Обсуждается вопрос о власти. После ухода кадетов из правительства положение эсеров и меньшевиков становится особенно критическим: им «нужен» блок с буржуазией, но нет возможности блокироваться, ибо буржуазия не хочет больше соглашений с ними. Идея блока с кадетами проваливается. Ввиду этого вопрос о взятии власти Советами ставится ребром.

Слухи о прорыве нашего фронта германскими войсками, правда, еще не проверенные, но вносящие тревогу.

Слухи о том, что завтра появится в печати сообщение с гнусной клеветой на тов. Ленина.

Центральный исполнительный комитет Советов вызывает волынцев (солдат) в Таврический дворец для охраны дворца — от кого? Оказывается, от большевиков, которые пришли во дворец якобы для того, чтобы «арестовать» Исполнительный комитет и «захватить власть». Это говорится о большевиках, которые ратовали за усиление Советов, за передачу им всей власти в стране!..

2-3 часа ночи. Центральный исполнительный комитет Советов не берет власти. Он поручает министрам-«социалистам» составить новое правительство, взяв туда хотя бы одиночек-буржуа. Министры снабжаются особыми полномочиями для «борьбы с анархией». Дело ясное: Центральный исполнительный комитет, поставленный перед необходимостью решительного разрыва с буржуазией, чего он особенно боится, ибо он до сих пор черпал свою силу в тех или иных «комбинациях» с буржуазией, отвечает решительным разрывом с рабочими и большевиками для того, чтобы, соединившись с буржуазией, обратить свое оружие против революционных рабочих и солдат. Тем самым открывается поход против революции. Революция берется эсерами и меньшевиками под обстрел на радость контрреволюции…

18 июля. В газетах (собственно в «Живом Слове») появляется сообщение с гнусной клеветой на тов. Ленина. «Правда» не вышла в свет, ибо ее разгромили ночью. Устанавливается диктатура «социалистических» министров, ищущих блока с кадетами. Меньшевики и эсеры, не желавшие взять власть, на этот раз берут ее (на короткое время) для того, чтобы расправиться с большевиками… Появление на улицах войсковых частей с фронта. Юнкера и контрреволюционные банды громят, обыскивают, надругаются. Травля Ленина и большевиков, поднятая Алексинским – Панкратовым – Переверзевым, используется до дна контрреволюцией. Контрреволюция растет часами. Центр диктатуры — военный штаб. Разгул контрразведки, юнкеров, казаков. Аресты, избиения. Открытый поход Центрального исполнительного комитета Советов против большевистских рабочих и солдат развязывает силы контрреволюции…

В ответ на клевету Алексинского и К° появляется листок ЦК нашей партии «Клеветников к суду!». Появляется отдельное воззвание ЦК (не появившееся в «Правде» ввиду ее разгрома) о прекращении забастовки и демонстрации. Поражает отсутствие каких бы то ни было воззваний прочих «социалистических» партий. Большевики одни. Против них молчаливо объединяются все элементы правее большевиков — от Суворина и Милюкова до Дана и Чернова.

19 июля. Разведены мосты. Сводный отряд усмирителя Мазуренко. На улицах войска, усмиряющие непокорных. Фактически осадное положение. «Подозрительные» арестовываются и отводятся в штаб. Идет разоружение рабочих, солдат, матросов. Петроград отдан во власть военщины. При всем желании «власть имущих» вызвать так называемый бой рабочие и солдаты не поддаются на провокацию, не «принимают боя». Петропавловская крепость открывает ворота разоружителям. Помещение Петербургского комитета занимает сводный отряд. По рабочим кварталам обыски, разоружение. Идея Церетели о разоружении рабочих и солдат, впервые робко формулированная 11 июня, приводится в исполнение теперь. «Министр разоружения», — говорят о нем рабочие с озлоблением…

Типография «Труд» разгромлена. Вышел «Листок Правды». Убийство рабочего Воинова, распространявшего «Листок»… Буржуазная печать неистовствует, выдавая гнусную клевету на тов. Ленина за факт, причем в своей атаке против революции она уже не ограничивается большевиками, распространяя ее на Советы, на меньшевиков, эсеров.

Становится ясным, что эсеры и меньшевики, выдав большевиков, выдали и самих себя, выдали революцию, развязав и разнуздав силы контрреволюции. Поход контрреволюционной диктатуры против свобод в тылу и на фронте идет полным ходом. Судя по тому, что кадетская и союзная печать, вчера еще ворчавшая на революционную Россию, вдруг почувствовала себя удовлетворенной, можно заключить, что «дело» усмирения не обошлось без участия в походе отечественных и союзных денежных мешков.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Товарищи!

Как видно из прений, никто из товарищей не критиковал политической линии ЦК и не возражал против лозунгов ЦК партии. ЦК выставил три основных лозунга: вся власть Советам, контроль над производством и конфискация помещичьей земли. Эти лозунги снискали себе симпатии среди рабочих масс и солдат. Эти лозунги оказались верными, и мы, борясь на этой почве, сохранили за собой массы. Это я считаю основным фактом, говорящим в пользу ЦК. Если ЦК в самые трудные моменты дает верные лозунги, значит, в основном он прав.

Критика касалась не основного, а второстепенного. Она сводилась к указаниям на то, что ЦК не связался с провинцией, и деятельность его проявлялась главным образом в Петрограде. Упрек в оторванности от провинции не лишен основания. Но не было никакой возможности охватить всю провинцию. Упрек, что ЦК фактически превратился в Петербургский комитет, справедлив отчасти. Это так. Но здесь, в Петрограде, куется политика России. Здесь руководящие силы революции. Провинция реагирует на то, что делается в Петрограде. Это объясняется, наконец, тем, что здесь Временное правительство, которое сосредоточивает в своих руках всю власть, здесь ЦИК как голос всей организованной революционной демократии. С другой стороны, события бегут, идет открытая борьба, нет никакой уверенности, что существующая власть завтра же не слетит. При таких условиях ждать, когда наши друзья из провинции выскажутся, было немыслимо. Известно, что ЦИК решает вопросы революции, не дожидаясь провинции. У них в руках весь правительственный аппарат. А у нас? У нас аппарат ЦК. Но аппарат ЦК, конечно, слаб. И требовать от ЦК, чтобы он не предпринимал никаких шагов, предварительно не опросив провинции, значит требовать, чтобы ЦК шел не впереди, а позади событий. Но это был бы не ЦК. Только при том методе, которого мы придерживались, ЦК мог продержаться на высоте положения.

Были упреки частного характера. Товарищи говорили о неудаче восстания. Да, товарищи, была неудача, но это было не восстание, а демонстрация. Эта неудача объясняется разрывом фронта революции в связи с изменническим поведением мелкобуржуазных партий эсеров и меньшевиков, повернувшихся спиной к революции.

Тов. Безработный говорил, что ЦК не постарался наводнить Петроград и провинцию листовками с разъяснениями событий. Но наша типография была разгромлена, и не было никакой физической возможности отпечатать что-либо в других типографиях, так как это грозило типографиям разгромом.

Дело все же обстояло здесь не так плохо: если в одних кварталах нас арестовывали, то в других нас встречали с приветом и с необыкновенным подъемом. И сейчас настроение питерских рабочих превосходное, престиж большевиков велик.

Я хотел бы поставить ряд вопросов.

Во-первых, как мы должны реагировать на клевету на наших вождей. В связи с событиями последнего времени необходимо составить манифест ко всему народу с выяснением всех фактов, для чего следует избрать комиссию. И этой же комиссии, если вы ее изберете, я предлагаю издать воззвание к революционным рабочим и солдатам Германии, Англии, Франции и т.д. с информацией о событиях 16-18 июля, где мы должны заклеймить клеветников. Мы — самая передовая часть пролетариата, мы несем ответственность за революцию, мы должны сказать всю правду о событиях и разоблачить гнусных клеветников.

Во-вторых — об уклонении Ленина и Зиновьева от явки в «суд». В данный момент все еще неясно, в чьих руках власть. Нет гарантии, что, если они явятся, они не будут подвергнуты грубому насилию. Другое дело, если суд будет демократически организован и будет дана гарантия, что не будет допущено насилие. На вопрос об этом нам отвечали в ЦИК: «Мы не знаем, что может случиться». Следовательно, пока положение еще не выяснилось, пока еще идет глухая борьба между властью официальной и властью фактической, нет для товарищей никакого смысла являться в «суд». Если же во главе будет стоять власть, которая сможет гарантировать наших товарищей от насилий, они явятся.
serg_ya
10.08.1917

Утро России

Временное правительство постановило признать подлежащим обложению подоходным налогом отрекшегося от престола императора и его семью, кои не подлежали таковому обложению, причем таковое обложение должно быть произведено путем применения по аналогии постановления «Положения о государственном подоходном налоге» для лиц, впервые привлекаемых к уплате налога в течение данного года.

--------------

Александр Жиркевич
Симбирск
Миллионы брошены на изображение Керенского, других губителей Родины. И это в то время, когда Временное правительство кричит о том, что у него нет средств на войну, а в тылу надвигается денежный крах. Не могу видеть этой противной рожи Керенского, торчащей в окнах магазинчиков, киосках. А как обрадовало меня когда-то Временное правительство. Как много я ждал и от него, и от нового курса! И вот вышел не только мыльный пузырь, но гнойный нарыв на больном, худосочном теле исстрадавшейся России, который никак не может прорваться и грозит всему организму русского народа заражением крови, т. е. смертью.
--------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма, Выборгская сторона
Второй допрос. На этот раз «сам» следователь Александров. Небольшого роста, с узкими живыми глазами, привыкшими «видеть» людей, независимо от их слов. Сразу чувствуешь: это сознательный враг, но зато хоть умный. В допросе фигурируют все те же данные. Александров дает понять, что установлена связь Ганецкого, Козловского и Уншлихта с немецким штабом, что все эти лица не что иное, как «немецкие агенты», и что процесс наш подходит под статью о государственной измене.

В камере вдруг вспоминаю: в моей комнате, на Песках, у чужой хозяйки остались не только мои вещи, но и книжечка с адресами; там, рядом с адресами т.т. Уншлихта и Ганецкого, адреса и других партийных товарищей в Петрограде. Если забрали адресную книжку, значит, повязали товарищей. Как это я не подумала раньше, не подсказал по дороге сюда т. Ш. в первую очередь «почистить» мою комнату? Но, может быть, обыск еще не сделали? Может быть, случайно не знали, где я жила перед отъездом из Швеции? Как изъять адресную книжечку?

--------------

Николай Бухарин
Петроград, Выборгская сторона
По поручению президиума от имени съезда приветствую в лице Ларина интернационалистское крыло меньшевизма. В особенности горячо приветствую заявление о необходимости разрыва с оборонцами, этой язвой, разъедающей не только партию, но всю демократию страны. Необходимо для борьбы с ней объединение всех социал-демократов-интернационалистов. В этом зале нет ни одного человека, который бы не чувствовал необходимости объединить все жизненные силы социал-демократии. Товарищи! Я не буду останавливаться на разногласиях, которые были указаны т. Лариным, и выражаю надежду, что разногласия изживутся и социал-демократы-интернационалисты объединяться в общую партию.
-------------

Русское слово

Украинская школа, украинское войско, украинские министры, украинский сейм, украинский суд, украинская почта, украинский телеграф, украинский закон…

Это все — те векселя, которые в разгаре войны и под гром вражеских пушек каждый день предъявляются Временному правительству то Киевской радой, то просто киевскими шовинистами.

Бесчисленное количество векселей, и все, так сказать, на предъявителя.

Конечно, русский народ не выдавал этих векселей, а украинский народ их не получал и не домогался.

Векселя выданы на имя «киевского дядьки».

Но тем не менее по ним приходится платить и ныне.
serg_ya
11.08.1917

Валентин Катаев

станция Яссы
Санитарный Красного Креста окружила толпа раненых офицеров, которые требовали, чтобы их пустили в поезд. Но это было, очевидно, невозможно, так как даже в окна было заметно, до какой степени набиты вагоны. С подвесных коек смотрели страшные забинтованные головы, узкие, мертвенно-белые маски лиц с черными, как бы подведенными жалобными глазами, землисто-серые халаты и костыли, один из которых торчал наружу сквозь разбитое вагонное окно.

Толпа, не переставая, выла, матерно ругаясь, и на чем свет стоит поносила и Временное правительство, и окопавшееся в тылу начальство, и «доблестных союзников», и самого «главноуговаривающего» Керенского, которого нужно повесить на первой осине, и очень жаль, что Корнилов этого не сделал, хотя и сам тоже порядочная сволочь.

-----------

Император Николай II
Царское Село
Такая же дивная погода. Во время утренней прогулки, проходя мимо ворот прямой дороги к оранжереям, заметили спящего на траве часового. Унтер-офицер, сопровождавший нас, подошёл и взял с собой его винтовку. Убирал и укладывал все свои вещи, так что комнаты имеют опустелый вид.

-- Пьер Жильяр
Царское село, Александровский дворец
Нам дали знать, что мы должны захватить теплую одежду. Значит, нас направляют не на юг. Крупное разочарование.
-----------

Михаил Богословский
Шашково, Рыбинский уезд
Суббота. Лиза уезжала рано утром в Рыбинск и вернулась в 12 не только с мясом и зеленью, но и с мешком ржаной муки. Все же насколько жизнь здесь в отношении продовольствия обставлена лучше, чем в Москве! Есть, по крайней мере, все основное необходимое, и даже мясо. Все страшно дорого, но имеется, и не надо прислуге стоять в очередях, как в Москве.
------------

Иван Бунин
Орловская губерния, деревня Глотово, усадьба Васильевское
Российская телега совершенно разваливается. (И — нет худо без добра — это, я уверен, заставит нас наконец трезвее взглянуть на самих себя!)
------------

Григорий Зиновьев
Сестрорецкий разлив
В первые дни после июльского поражения Владимир Ильич считал, что революционный подъем должен будет пойти не под старым лозунгом «Власть Советам». Слишком деморализованными казались эсеро-меньшевистские Советы, слишком глубоко было предательство вождей советского большинства.

-- Владимир Ленин
Лозунг перехода власти к Советам звучал бы теперь как донкихотство или как насмешка.

------------

Юрий Готье
Москва
Чтение газет сегодня. Правдивая речь Ллойд-Джорджа, с хорошей отповедью в сторону России: «поражение России может вызвать только глубокое сожаление», но «народ, который сходит со своего прямого пути, не есть великий народ». Мы вздумали удивить и научить Европу; но яйца курицу не учат, а тем более, когда они всмятку, как мы. Характерно страшное падение рубля, но удивляться этому не приходится.
------------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Сегодня я встретил Керенского за завтраком, который давал Терещенко. Во время нашей беседы я сказал, что очень удручен тем обстоятельством, что к общему положению, как кажется, все относятся исключительно с партийной точки зрения, и что политические соображения берут перевес над требованиями войны. Ссылаясь затем на обращенную к нам просьбу Корнилова о дальнейшей доставке артиллерии, я заметил, что мы были свидетелями того, как первоначальный успех июльского наступления превратился в бегство вследствие отсутствия дисциплины, и что наша военная власть вряд ли согласится исполнить упомянутую просьбу, если не получит уверенности, что Корнилов будет наделен всей полнотой власти для восстановления дисциплины.
-------------

Антон Деникин
Минск
Командовавший войсками Киевского военного округа полковник Оберучев свидетельствует: «Чуть только я посылал в какой-либо запасный полк приказ о высылке маршевых рот на фронт, как в жившем до того времени мирною жизнью и не думавшем об украинизации полку созывался митинг, поднималось украинское желто-голубое знамя и раздавался клич: “Пийдем пид украиньским прапором!”, и затем — ни с места. Проходят недели, месяц, а роты не двигаются ни под красным, ни под желто-голубым знаменем».
serg_ya
12.08.1917

Иосиф Сталин

Петроград
Положение изменилось в корне. Должна измениться и наша тактика. Раньше мы стояли за мирный переход власти к Советам. Теперь с решениями Советов не считаются. Теперь для того, чтобы взять власть, нужно предварительно свергнуть существующую диктатуру. Свержение диктатуры империалистической буржуазии — вот что должно быть теперь очередным лозунгом партии.

Мирный период революции кончился. Наступил период схваток и взрывов.

Характерная черта момента состоит в том, что контрреволюционные мероприятия проводятся руками «социалистов». Только создав такую ширму, контрреволюция может еще просуществовать месяц-другой. Но, поскольку развиваются силы революции, взрывы будут, и настанет момент, когда рабочие поднимут и сплотят вокруг себя бедные слои крестьянства, поднимут знамя рабочей революции и откроют эру социалистической революции в Европе.

-------------

Анна Аллилуева
Петроград
Когда Иосиф Виссарионович зашел снова, мама решительно заявила:

— Слежки за домом как будто нет. Переселяйтесь к нам. Сможете отдохнуть, выспаться, жить более нормально.

Так Иосиф Виссарионович остался у нас. В день переезда к нам Сталин казался озабоченнее обычного. Пришел он поздно вечером. После чая сейчас же ушел к себе, и, засыпая, мы слышали, как он неторопливо шагал в своей комнате. Заснул он, вероятно, много позже — свет в его комнате долго не гас. Утром он вышел в столовую, когда мы все уже сидели за завтраком. Придвинув к себе стакан чая, он улыбнулся:

— Ну, выспался, как давно не удавалось.

------------

Елизавета Нарышкина
Царское Село
У меня был Боткин; по назначению Керенского он возвращается в Александровский дворец и едет с ними; не знает, ни куда их отправляют, ни когда. Если едут в Кострому, может быть, я туда перееду тоже и попытаюсь устроиться там на зиму в женском монастыре. Если не в Кострому, то, полагаю, придется остаться здесь.
------------

Пьер Жильяр
Царское Cело, Александровский дворец
День рождения Алексея Николаевича (тринадцать лет). По просьбе Государыни приносили к обедне из Знаменской церкви чудотворную икону Божией Матери. Наш отъезд назначен на завтра. Полковник Кобылинский под большим секретом передал мне, что нас переселяют в Тобольск.
-------------

Антон Деникин
Бердичев, Волынская губерния
Из 34 корпуса ко мне начали приходить дурные вести. Корпус как-то стал выходить из прямого подчинения, получая непосредственно от «генерального секретаря Петлюры» и указания, и укомплектования. Комиссар его находился при штабе корпуса, над помещением которого развевался «жовтоблакитный прапор». Старые русские офицеры и унтер-офицеры, оставленные в полках за неимением щиро-украинского командного состава, подвергались надругательствам со стороны поставленных над ними, зачастую невежественных украинских прапорщиков и солдат. В частях создавалась крайне нездоровая атмосфера взаимной ненависти и отчуждения.

Я вызвал к себе генерала Скоропадского и предложил ему умерить резкий ход украинизации и, в частности, восстановить права командного состава, или отпустить его из корпуса. [b]Будущий гетман заявил, что об его деятельности составилось превратное мнение, вероятно, по историческому прошлому фамилии Скоропадских;
что он истинно русский человек, гвардейский офицер и совершенно чужд самостийности; исполняет только возложенное на него начальством поручение, которому сам не сочувствует… Но вслед за сим Скоропадский поехал в Ставку, откуда моему штабу указано было… содействовать скорейшей украинизации 34-го корпуса.[/b]

------------

Альфред Нокс
Петроград
Терещенко согласен со мной в вопросах об офицерах и дис­циплине. Я спросил, действительно ли он думает, что Россия будет сра­жаться и эту зиму. Он ответил: «У нас есть все основания так думать». Савинков, которого я встретил позже, заявил, что к осе­ни дисциплина в армии будет восстановлена и что войска под страхом наказания не посмеют оставить окопы.

Я привел Терещенко три довода, которые помимо разложе­ния армии должны повлиять на участие России в войне зимой: экономический кризис, разруха на железных дорогах, а также утаивание зерна крестьянами.

Терещенко полагал, что экономическое положение наладит­ся само по себе, что рабочие, немного поголодав, и после того как, возможно, сожгут одну-две фабрики, согласятся принять ту заработную плату, которую их хозяева окажутся в состоянии платить.
Высказавшись таким образом, он продемонстрировал гораздо более оптимистичный взгляд на вещи по сравнению с большинством, которое уверено, что будет еще много пожаров и убийств, прежде чем рабочие научатся прислушиваться к го­лосу рассудка.
serg_ya
13.08.1917

Владимир Ленин

Разлив
Всякая революция означает крутой перелом в жизни громадных масс народа. Если не назрел такой перелом, то настоящей революции произойти не может. И как всякий перелом в жизни любого человека многому его учит, заставляет его многое пережить и перечувствовать, так и революция дает всему народу в короткое время самые содержательные и ценные уроки. За время революции миллионы и десятки миллионов людей учатся в каждую неделю большему, чем в год обычной, сонной жизни. Ибо на крутом переломе жизни целого народа становится особенно ясно видно, какие классы народа преследуют те или иные цели, какою силою они обладают, какими средствами они действуют.
-------------

Владимир Чертков
Москва, ул. Петровские линии, дом 1, книжный магазин «Посредник»
Самобытные и свободолюбивые умы в этих странах давно уже обнаружили несостоятельность всех этих мишурных форм мнимо-свободной государственной организации и указывают на то, что истинная свобода осуществима для народа лишь при его полном пренебрежении всякими государственными требованиями и непосредственном проведении в жизнь своими собственными поступками и поведением того, что он считает разумным и праведным.
------------

Елизавета Нарышкина
Царское Село
Тяжело до смерти: сегодня ночью их увозят. Просила разрешения проститься — отказали! Кажется, едут в Тобольск, хотя никто ничего не знает, и все молчат.
------------

Великий князь Михаил Александрович
Петроград-Царское Село
В 12 часов приехал за мною дворцовый комендант, и мы с ним поехали в Александровский дворец. Вышли у кухни и подвалом прошли во дворец к четвертому подъезду и в приемную Ники. Оттуда я прошел в кабинет, где виделся с Ники в присутствии Керенского и караульного начальника прапорщика. Я нашел, что Ники выглядел довольно хорошо. Пробыл у него 10 минут и поехал обратно в Гатчину. Свидание мне устроил Керенский, а вызвано оно было тем, что я совсем случайно сегодня днем узнал об отъезде Ники с семьей в Тобольск, который состоится ночью.
-------------

Борис Савинков
Петроград, Мойка, 67, здание Военного министерства
Состоялось мое назначение на должность управляющего Военным министерством. Не более как через неделю комиссар при ставке Филоненко доложил мне о существовании в Могилеве заговора, имеющего целью ниспровержение Временного правительства. Это известие чрезвычайно встревожило меня. Я опасался, что заговор этот может толкнуть ген. Корнилова на путь вооруженного выступления, что означало бы гибель всех намеченных начинаний и полное крушение надежд на возрождение боевой способности армии. Но к донесению моему, а затем и Филоненки об опасности, назревающей в Ставке, Керенский отнесся без достаточного внимания. Он не придал значения нашим словам и даже сделал выговор Филоненке за «вмешательство не в свое дело». Я отмечаю это в отношении Керенского.
--------------

Иосиф Сталин
Петроград
Повторяю: отмена лозунга передачи власти в руки Советов не означает «Долой Советы!». Наше отношение к тем Советам, где мы находимся в большинстве, — самое сочувственное. Да живут и укрепляются такие Советы. Но сила уже не в Советах. Прежде Временное правительство издавало декрет, а Исполнительный комитет Советов — контрдекрет, причем только последний приобретал силу закона. Вспомните историю с приказом № 1. Теперь же Временное правительство не считается с Центральным исполнительным комитетом. Участие ЦИК Советов в следственной комиссии о событиях 3-5 июля не было отменено ЦИК Советов, но не состоялось по приказу Керенского. Вопрос теперь не в завоевании большинства в Советах, что само по себе очень важно, но в свержении контрреволюционной диктатуры.
-------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма, Выборгская сторона
Погода сразу изменилась. По-осеннему моросит мелкий дождь, и в камере холодно, сыро. Кутаюсь в дождевик. Настроение подавленно-серое. Все наделала книжечка с адресами!

Повели в корпус уголовных. В коридоре с решетчатыми окнами и тяжелым затхлым запахом — партия женщин, уголовных. Шумная партия, пустая по возрастному составу, по одеждам, по выражению лиц. Две-три — почти девочки. Шумнее всех — пышная, с красивым, свежим русским лицом, в опрятном платье с холеными руками. «Предводительница воровской шайки», — поясняет надзирательница.

Девочка, — худая, безрукая, — оказывается, детоубийца. Да сколько же ей лет?

— Четырнадцать!

Старуха в черном шелковом платье — «баронесса», тоже воровка…

Меня оглядывают с любопытством. Кто-то кидает:

— Да это и есть та большевичка, немецкая шпионка, Калантаиха!

------------

Василий Шульгин
Киев, ул. Караваевская, 5, дом Шульгина
Из Петрограда разослана круговая телеграмма от Временного правительства:

«Временное правительство, ввиду исключительности переживаемых событий, в целях обращения правительства ко всем организованным силам страны, постановило созвать в Москве Государственное совещание. К участию в этом привлекаются: представители политических, общественных, демократических, национальных, торгово-промышленных и кооперативных организаций, руководители органов демократии, высшие представители армии, научных учреждений, члены Государственной думы четырех созывов. Особые приглашения будут посланы Верховному главнокомандующему и бывшему министру-председателю кн. Львову…»

-------------

Симон Петлюра
Киев
Генеральный секретариат Украинской Центральной рады, пополненный представителями от всех народов, которые живут в стране, берет в свои руки власть в нашем крае. Поэтому Генеральный секретариат становится наивысшей распорядительной властью Украины. Это радостная, но тяжелая, ответственная роль выпадает Генеральному секретариату в очень тяжелый час, а именно тогда, когда фронт прорвали немцы и идут на нашу землю.

Нашей Украине грозит страшная опасность. Украина может погибнуть, а с нею погибнет и наша молодая дорогая воля, которой мы все так долго ждали и во имя которой мы все принесли так много жертв. Нужно всем нам понять, что настал страшный час, потому что враг может разрушить наш край, разделить его на две части и разъединить нас, уничтожить права наши и положить конец свободному развитию нашего народа. Чтобы предотвратить страшную беду, чтобы спасти нашу Украину, нужно защищать ее. А для этого первым из всего следует остановить наступление немцев и не пустить их на нашу землю. Нужно всеми силами поддержать приказы и распоряжения командующей военной власти, которая распоряжается обороной нашего края.
serg_ya
14.08.1917

Елизавета Нарышкина

Царское Село
Проплакала все утро. Их увезли! И с какими затруднениями! До шести часов утра им пришлось ждать сидя на чемоданах! Керенский вне себя торопил всех: ему стыдно не суметь организовать то, что при старом режиме делалось так хорошо. Выяснилось окончательно: их везут в Тобольск. Путешествие продлится пять дней. С ними едет комендант и при них останется; он принял кассу у Вали и будет сам заведовать расходами. Никому, даже государю, не сообщили, куда их везут.
-----------

Александр Колчак
Берген
Получив от английской миссии уведомление, что мне надо выехать тогда-то, я около двадцатых чисел уехал вместе с миссией по железной дороге на Торнео, Христианию, Берген и, действительно, совершенно точно приехал к самому отходу парохода. За все время пути ничего замечательного не произошло. На Бергене я провел около суток, пока не пришел пароход. О поездке моей и моей миссии англичане были осведомлены. Я ехал через Швецию под чужой фамилией. Отношение ко мне было самое любезное.
-------------

Пьер Паскаль
Петроград
У меня зубной флюс. Сижу дома, питаюсь слухами. О Гурко. За него ходатайствует жена. Адъютант заявил ему: «Кто ты такой?.. Генерала кавалерии Гурко больше нет, теперь есть только государственный преступник Гурко». Он был в тюремном халате. О Керенском. Строит из себя владыку в Зимнем дворце, требует тщательной охраны, спит в комнате Александра III. Чрезвычайное опасение вызывает Румынский фронт: на 60 км угроза большого отступления. Но сопротивляются все больше и больше.
-------------

Федор Степун
Петроград
Через неделю мы переехали из скорбной квартиры растерзанного матросами морского офицера в комфортабельный номер реквизированной Военным министерством немецкой гостиницы, состоявший из салона, спальни и прекрасной ванной комнаты. Несмотря на начинавшиеся затруднения с продовольствием, нас кормили в Астории еще очень прилично. Иной раз приходилось, конечно, есть котлеты из конины, но они приготовлялись настолько хорошо и сервировались столь приглядно, что при некоторой фантазии их можно было принять за говяжьи. Такой игре фантазии способствовали устланный красными коврами зал, обилие прислуги и хорошо одетая, главным образом военная публика.

Так, безо всяких с нашей стороны усилий, начали мы врастать в весьма непохожий на революционную стихию революционно–бюрократический быт и не без приятности ощущать преимущество моего нового положения. К таковым преимуществам принадлежали и даровые билеты в театры, которые я часто находил у себя на столе. Исключительно любезен был в этом отношении Народный дом, которым заправлял Максаков и в котором часто выступал Шаляпин.

------------

Владимир Чертков
Москва, Лефортовский пер., 7А
Наша новая республиканская государственная власть не менее самодержавна, чем прежняя, царская. В приказах по теперешнему военному ведомству после того, как оно убедилось, что нельзя распространять «свободу» на войско, если желаешь, чтобы оно продолжало повиноваться, постоянно повторяются те же самые старые угрозы царского режима о том, что неповинующиеся начальству и самовольно покидающие армию «будут подвергнуты наказаниям по всей строгости закона», т.е. вплоть до нарочно восстановленной для этого смертной казни.
------------

Александр Замараев
Тотьма, Вологодская губерния
Нынче, кажется, будет самой трудный год. Ржи очень редки, яровые совсем худы, а вольной продажи муки нет. Все товары исчезли.
------------

Юрий Готье
Москва
Состояние духа без перемен. Гоняли в Рожково за маслом: не привезли, потому что вчера отдавали за 2.50, а сегодня просят 4. Нина и Мариетта поехали в Щербово за сахаром. Что-то привезут? Не привезли ничего нового. Около Брод отразили немцев.
------------

Известия

Забастовка официантов и официанток

В настоящее время, пользуясь благоприятным для них положением и несознательностью масс, хозяева, подписавшие ранее требования Союза, всячески стараются не исполнять взятых на себя обязательств.

В целом ряде предприятий проценты не выдаются, и официанты работают на чаевых, во многих заведениях отняты харчи, восьмичасовой рабочий день нарушается, эксплуатируется труд малолетних.
Во всем этом виноваты частью сами официанты, частью же городская милиция, которая особенно много проявляет усердия во время съемки штрейкбрехеров пикетами стачечного комитета Союза. Союз обращается с призывом поддержать постановления Союза от 5 июля об отмене чаевых. Не давая на чай, граждане нанесут самый решительный удар штрейкбрехерам, которые в этом случае волей-неволей вынуждены будут покинуть места.
serg_ya
15.08.1917

Александр Колчак

Лондон
В Лондоне. Чтобы использовать время, я просил разрешения Джелико познакомиться с морской авиацией и постановкой в Англии морских авиационных станций. Для этой цели я ездил по различным заводам и станциям, летал на разведку в море и так дождался момента, когда был отправлен вспомогательный крейсер из Глазго в устье св. Лаврентия, Галифакс. За все время пребывания в Лондоне я никого, кроме моряков, не видел…
------------

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов
Петроград, Таврический дворец
Фракция с.-р., обсудив положение дел в Петроградском Совете, пору­чает своим представителям в Петроградском Исполнительном комитете настоять:

1) На немедленном созыве общего собрания Совета для срочного об­суждения вопроса о реорганизации Исполнительного Петроградского ко­митета на пропорциональных началах.

2) На регулярных созывах общих собраний Совета не менее одного раза в неделю.

3) На привлечении сил для работ в комиссиях из среды членов Совета. Фракция констатирует, что дальнейшее оставление Совета в его настоящем положении приведет к тому, что члены Совета будут отозваны своими избирателями.

-------------

Ромен Роллан
Grand Hotel Chateau Bellevue, Sierre, Switzerland
Русская революция подавлена союзниками. Большевики затравлены. Смертная казнь в армии восстановлена. Несчастный Керенский играет роль марионетки-Дантона в руках Англии и президента Вильсона. Демократические государства Запада отказываются давать паспорта своим социалистам, желающим поехать в Стокгольм, и душат свободу во имя свободы. Убитая Европа встала на путь к разверстой могиле.
-------------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Я все еще надеюсь, что Россия выдержит, хотя препятствия на ее пути как военного, так и промышленного и финансового характера внушают сильнейшие опасения. Вопрос о том, откуда она возьмет денег для продолжения войны и для уплаты процентов по государственным долгам, меня очень озабочивает, и нам вместе с американцами придется вскоре столкнуться с тем обстоятельством, что мы должны будем в весьма значительной степени финансировать ее, если мы желаем, чтобы она выдержала зимнюю кампанию.

Однако нельзя ожидать, чтобы мы согласились на это, пока не получим доказательств в ее решимости привести свой дом в порядок путем восстановления строгой дисциплины в армии и подавления анархии в тылу.
Генерал Корнилов представляет собою единственного человека, достаточно сильного, чтобы сделать это, и он дал ясно понять правительству, что если оно не исполнит его требований и не наделит его полномочиями, которые он считает необходимыми, то он откажется от верховного командования. Опасность состоит в том, что если он будет иметь успех и приобретет преобладающее влияние на армию, то он станет предметом подозрений со стороны Совета, политика которого, направленная к разрушению дисциплины, была первоначально вызвана опасением того, что армия сделается господствующей силой в стране.

------------

Виктор Чернов
Петроград
Деревня наша жаждет законности, крестьянство инстинктивно хочет прочности, устойчивости, порядка, равного для всех. В деревне — законодательный голод. Мы ей законов не даем, и начинается вовсю сепаратное законодательство. Земельные комитеты уже давно стоят, сдерживая крестьян от явочных действий. Чем дальше, тем это становится труднее.
serg_ya
16.08.1917

Альберт Эйнштейн

Люцерна, Швейцария
Теория относительности встречает теплое признание среди профессионального сообщества. Как возможно, чтобы наше культурное время было еще и настолько аморальным? Я все больше убеждаюсь в том, что все, кроме любви к ближнему и дружбы между людьми, очень немного значит. Не будет ли лучше для всего мира, если выродившаяся Европа окончательно себя изживет? Весь наш хваленый технический прогресс, вся цивилизация — не более чем топор в руках рецидивиста. Я со всей серьезностью верю, что китайцы продвинулись, стоят выше нас по развитию, и что их постепенное распространение переживет вымирание наших «оздоровленных» товарищей.
-----------

Иосиф Сталин
Петроград
Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь. Существует марксизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего.
------------

Никита Окунев
Москва
Был на открытии Второго всероссийского торгово-промышленного съезда. Конечно, только сидел и слушал. Впрочем, побаивался, как бы нас всех «товарищи» не арестовали и не побили: уж очень речи и настроения были антиреволюционные. Вопияли о погибающей родине, называли Советы «шайкой политических шарлатанов», министров — «расточителями, которых надо взять под опеку», и все в этом ключе. Прямо черносотенные разговоры, но, по совести скажу, страшно правильные, ибо с каждым днем становится все яснее и яснее, что у русских, даже у передовых людей, положительно нет, как сказал Рябушинский, «государственного разума». И молодчина этот Рябушинский: говорит основательно, четко, едко, смело и красиво.
-------------

Павел Рябушинский
выступает на всероссийском торгово-промышленном съезде

Москва
Социальное реформирование пошло не творческим, а разрушительным путем, и грозит России голодом, нищетой и финансовым крахом. В настоящий момент торгово-промышленный класс повлиять на руководящих лиц не может. Мы знаем, что естественное развитие жизни пойдет своим чередом, и, к сожалению, оно жестоко покарает тех, которые нарушают экономические законы.

Поэтому, господа, мы поневоле вынуждены ждать: эта катастрофа, этот финансово-экономический провал будет для России неизбежен, если мы уже не находимся перед катастрофой, и тогда уже, когда она для всех станет очевидной, тогда только почувствуют, что шли по неверному пути. Мы чувствуем, что то, о чем я говорю, является неизбежным. Но, к сожалению, нужна костлявая рука голода и народной нищеты, чтобы она схватила за горло лжедрузей народа, членов разных комитетов и советов, чтобы они опомнились… В этот трудный момент, когда надвигается новое смутное время, все живые культурные силы страны должны образовать одну дружную семью. Пусть появится стойкая натура купеческая! Люди торговые, надо спасать землю русскую.

-------------

Казимир Малевич
Москва
Что было в июне, июле 1917 года — введение в широком размере тюремных заключений. Введение арестов, каторжных работ. Право о закрытии газет и вообще вредного словопрения. Право не рассуждать, не разговаривать, не собираться в большие толпы из опасности большевицких агитаторов. Наступление Керенского на Юго-Западном фронте и отступление. Утверждение смертной казни в пределах оседлости войны. Во всей остальной свободной революционной России тюрьмы и каторжные работы исключительно. Многие в России знали, что существует Керенский, но главного не заметили — сходства с Наполеоном. Наполеон был небольшого роста, Керенский тоже. Взятие Дарданелл, Афин, пирамид сделало их двойниками. Морковь и капуста — есть овощи.
-------------

Екатеринбургский окружной совет рабочих и солдатских депутатов
Екатеринбург
Через Екатеринбург на Тюмень проехал особый поезд, в котором едет бывший царь и его семья. По газетным сведениям, бывший царь переводится в Тобольск. По линии железной дороги и в городе циркулирует слух, что поезд имеет наряд на Ново-Николаевск и Харбин. Слух этот вызывает брожение в населении. Окружным комитетом посланы телеграммы в Красноярск, Ново-Николаевск, Иркутск Советам депутатов, которым предложено проверить слух и в случае надобности принять меры. Просим сообщить нам, известны или нет Центральному комитету обстоятельства отправки Временным правительством бывшего царя в ссылку в Тобольск и какое участие в разрешении этого вопроса принимали Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
--------------

Борис Савинков
Петроград
Когда Корнилов коснулся наших и союзных стратегических планов, я написал Керенскому записку приблизительно следующего содержания: «Уверен ли министр-председатель в том, что сообщаемые здесь Верховным главнокомандующим государственные и союзные тайны не станут известны противнику в товарищеском порядке?» Я написал эти записку, потому что мне было известно, что в Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов находились лица, состоявшие в сношениях с противником, и что некоторые из членов Временного правительства общаются с ними как с товарищами. Керенский прочел мою записку и передал ее генералу Корнилову. Генерал Корнилов сократил свое сообщение, а после заседания обратился ко мне с вопросом, не имел ли я в виду министра земледелия Чернова.
-------------

Федор Раскольников
Петроград, тюрьма «Кресты»
Наша партия подняла перчатку, брошенную буржуазией. Временному правительству был вынесен смертный приговор, меньшевикам и эсерам объявлена непримиримая война. Мы в наших окаянных «Крестах» горячо приветствовали эти решения.
--------------

Константин Паустовский
Полесье, Гомельский уезд, Могилевская губерния
Из Чернобыля надо было ехать сорок верст на лошадях через сосновые леса и сыпучие пески. Лошади брели шагом. Поскрипывали колеса, от старой сбруи пахло дегтем. Возница — маленький «дядько» в худой коричневой свитке — все спрашивал:

— Там, в Москве, безусловно, перед вами извиняюсь, ще не слышно, когда произойдет вселенское разрешение?
— Какое разрешение?
— Чтобы хлеборобам самосильно пановать над землей. А панов и подпанков гнать дрючками под зад к бисовой матери. Говорят, Керенский тому препятствует, шило ему в бок!

--------------

Александр Блок
Петроград, ул. Офицерская, 57, кв. 21
Происходит ужасное: смертная казнь на фронте, организация боеспособности, казаки, цензура, запрещение собраний. Это общие слова, которые тысячью дробных фактов во всем населении и в каждой душе пылят. Я пошел в «Лигу русской культуры», я буду читать «Русскую волю» (попробую; у «социалистов» уже не хватает информации, они вышли из центра и не захватывают тех областей, в которых уверенно и спокойно ориентируются уже «буржуа»; «их» день), я, как всякий, тоже игрушка истории, обыватель.

Но какой полынью, болью до сладости, все это ложится на наши измученные войной души! Пылью усталости, вот этой душной гарью тянет, голова болит, клонится. Еще темнее мрак жизни вседневной, как после яркой… «Трудно дышать тому, кто раз вздохнул воздухом свободы». А гарь такая, что, по-видимому, вокруг всего города горит торф, кусты, деревья. И никто не тушит. Потушит дождь и зима.
serg_ya
17.08.1917

Новый Сатирикон

Петроград, Невский пр-т, 88
Если Александр Де Харт прав, что все народы земли воплощают собой известные принципы частей органического целого, причем Русский (сердце) предрасположен к алкоголизму, Немец (легкие) — к неврастении, Американец (желудок) — к маниакально-депрессивному психозу, Англичанин (поле) — к истерии, Француз (глаза) — к сифилису мозга, Итальянец (орган речи) — к прогрессивному параличу, Еврей (Геморрой нашего времени) — к пенкосниманию, то, действительно, современная война есть благо для всей земли, при условии, что неисчислимые страдания, драгоценнейшие жертвы народов послужили бы искуплением грехов прошлого и залогом светлого будущего.

Если Александр Де Харт не прав и все вышесказанное бред безумца, то мы можем с достаточным основанием признать себя более-менее случайным сборищем вооруженных разумом индивидуумов, ныне этот разум потерявших. «Журнал делового человека» Александра Де Харта представляет собою систематический ряд мыслей душевнобольного, благодаря которым человек, признанный безнадежным даже врачами, находится в это время на пути к полному выздоровлению.

-------------

Лавр Корнилов -> Антон Деникин
Могилев, Ставка Верховного главнокомандующего
Нужно бороться, иначе страна погибнет. Ко мне на фронт приезжал N. Он все носится со своей идеей переворота и возведения на престол великого князя Дмитрия Павловича: что-то организует, и предложил совместную работу. Я ему заявил категорически, что ни на какую авантюру с Романовыми не пойду. В правительстве сами понимают, что совершенно бессильны что-либо сделать. Они предлагают мне войти в состав правительства. Ну нет! Эти господа слишком связаны с Советами и ни на что решиться не могут. Я им говорю: предоставьте мне власть, тогда я поведу решительную борьбу. Нам нужно довести Россию до Учредительного собрания, а там пусть делают что хотят: я устранюсь и ничему препятствовать не буду. Так вот, Антон Иванович, могу ли я рассчитывать на вашу поддержку?

-- Антон Деникин
В полной мере.

------------

Николай Авксентьев
Петроград, Смольный
На основании своего права закрывать органы, которые родят тревогу в стране, я сегодня закрыл «Народную газету» и привлек к судебной ответственности ее руководителей. Таким же образом я буду поступать как по отношению к анархии, так и по отношению к контрреволюции. На днях будет объявлен закон о внесудебных арестах и высылках. Я уже воспользовался им для ареста Юскевича-Красковского. Можете ли вы доверять мне, если я поступлю так для борьбы с врагами и справа, и слева? Прошу вас, почувствуйте весь трагизм положения и помните, что мы должны спасти революцию чего бы это ни стоило.
-------------

Федор Раскольников
Петроград, тюрьма «Кресты»
Матерые царские следователи и продажные писаки, горевшие желанием отличиться и выслужиться при новом режиме, из кожи лезли вон, чтобы при помощи хорошо знакомых им профессиональных приемов сфабриковать против нас подложный материал и в самом широком масштабе создать новое «дело Бейлиса». Разница была лишь та, что нас обвиняли не в употреблении христианской крови, а в употреблении немецкого золота.
-------------

Временное Правительство -> Украинская Центральная Рада
Зимний дворец, Петроград
Временным правительством утверждена следующая временная инструкция Генеральному секретариату на Украине.

Впредь до разрешения вопроса о местном управлении Учредительным собранием высшим органом Временного правительства по делам местного управления Украиной является Генеральный секретариат, назначаемый Временным правительством по представлениям Центральной рады. Полномочия Генерального секретариата распространяются на губернии: Киевскую, Волынскую, Подольскую, Полтавскую и Черниговскую, за исключением Мглинского, Суражского, Стародубского и Новозыбковского уездов. Они могут быть распространяемы и на другие губернии или части их в случаях, если образованные в сих губерниях на основании постановления Временного правительства земские учреждения выскажутся за желательность такого распространения.

------------

Александр Колчак -> Анна Тимирева
Лондон
Третий день, как я в Лондоне. Нахожусь в ожидании ухода в Америку. Впечатление после оставления России, и тем более в Англии и Лондоне, очень невеселое. Испытываешь чувство, похожее на стыд, при виде того порядка и удобств жизни, о которых как-то давно утратил всякое представление у себя на Родине. А ведь Лондон находится в сфере воздушных атак, которые гораздо серьезней по результатам, чем об этом сообщает пресса. Немцы стараются атаковать Сити — район банков и главных торговых учреждений — и кое-что там попортили.

Если бы Вы знали, как мне хочется участвовать в войне и думать об Анне Васильевне в обстановке, ее достойной. Только война может дать мне право на счастье ее видеть, быть вблизи нее, целовать ее ручки, слышать ее голос, и я хочу иметь это право. Но как трудно его завоевать, все, что ни делаешь, то кажется совершенно ничтожным и недостойным.

------------

Михаил Богословский
Шашково, Рыбинский уезд
Прочел в «Русских ведомостях» статью о денежном обращении, в которой доказывается, что денежное обращение после революции стало много хуже, чем было при старом порядке. За два первые года войны выпущено бумажек на 6 миллиардов, а новое правительство за 5 последних месяцев уже выпустило их на 6 миллиардов. День войны при старом порядке стоил 15 милл. рублей, теперь он стоит 70–75 миллионов руб. «Русские ведомости» остроумно указывают причину такого увеличения: страшное повышение заработной платы рабочим, работающим на казну, причем бумажки застревают у них в руках, не обращаясь в % бумаги, как это делают капиталисты с получаемыми прибылями. Оттого и создается потребность все в новых и в новых кредитных билетах.
-----------

Нестор Махно
Екатеринослав, ул. Воскресенская, д. 3, здание Английского клуба
С особой радостью ехал я в Екатеринослав, надеясь побывать в федерации анархистов, лично поговорить обо всем, что нашу группу в целом интересует (а интересовало ее больше всего вот что: почему из города нет анархистских агитаторов по деревням?). Умышленно я выехал на съезд днем раньше. С вокзала еду прямо в киоск федерации. Застаю в нем секретаря — Молчанского. Одессит, старый товарищ. Знаем друг друга еще с каторги. Радость, обнимаемся, целуемся.

Долго мы после этого сидели молча и глядели друг на друга, погрузившись каждый в себя и в будущее нашего движения в революции… А затем Молчанский начал успокаивать меня, уверяя, что в недалеком будущем в Екатеринослав приедут ряд товарищей. Наша работа будет переброшена в деревню. Затем он повел меня в клуб федерации, который раньше назывался Английским клубом.

Там я застал много товарищей. Одни спорили о революции, другие читали, третьи ели. Словом, застал «анархическое» общество, которое по традиции, не признавало никакой власти и порядка в своем общественном помещении, не учитывало никаких моментов для революционной пропаганды среди широких трудовых масс, так остро в этой пропаганде нуждавшихся.

Тогда я спросил себя: для чего они отняли у буржуазии такое роскошное по обстановке и большое здание? Для чего оно им, когда здесь, среди этой кричащей толпы, нет никакого порядка даже в криках, которыми они разрешают ряд важнейших проблем революции, когда зал не подметен, во многих местах стулья опрокинуты, на большом столе, покрытом роскошным бархатом, валяются куски хлеба, головки селедок, обглоданные кости? Я смотрел на все это и болел душой.

------------

Елизавета Нарышкина
Царское Село
Сейчас они плывут на пароходе из Тюмени. Тобольск находится в 300 верстах от железной дороги, и зимой туда можно добраться только на лошадях. В присутствии солдатских и рабочих депутатов Керенский напускает на себя внешнюю грубость, а наедине с царской четой он почтителен и даже их титулует.
-----------

Русские ведомости

Газеты поместили сообщения об обращении папы к державам с нотой по вопросу о мире. Согласно полученным сведениям, папа действительно обратился к державам с документом, в котором предлагает им положить конец мировому конфликту и начать переговоры, исходя из некоторых основных пунктов давно уже провозглашенного папой принципа «мира справедливого и прочного».
-----------

Трудовая копейка
Москва
В Москву два дня назад прибыла большая партия кур. Когда вагоны с птицей стали разгружать, то выяснилось, что громадная часть кур издохла в дороге от недостатка питья и жары. Дохлые куры были выкинуты из вагонов близ станции Сортировочной. Весть о курах живо долетела до города. Из Москвы хлынули торговки и торговцы и с боем разобрали дохлую птицу. Здесь же началось ощипывание. Всего издохло кур количеством до двух вагонов. За эти последние два дня все рынки и базары переполнены торговками и торговцами продающими дохлую птицу.
-----------

Иосиф Сталин
Петроград
Совещание, созываемое в Москве на 25 августа, неминуемо превратится в орган заговора контрреволюции против рабочих, которым угрожают локаутами и безработицей, против крестьян, которым «не дают» земли, против солдат, которых лишают свободы, добытой в дни революции, в орган заговора, прикрываемого «социалистическими фразами» эсеров и меньшевиков, поддерживающих это совещание. Отсюда задача передовых рабочих:

1) Сорвать с совещания маску народного представительства, выставив на свет его контрреволюционную противонародную сущность.

2) Разоблачать меньшевиков и эсеров, прикрывающих это совещание флагом «спасения революции» и вводящих народы России в обман.

3) Организовать массовые митинги протеста против этой контрреволюционной махинации «спасателей»… барышей помещиков и капиталистов.

Пусть знают враги революции, что рабочие не поддадутся обману, что они не выпустят из рук боевое знамя революции.

-----------

Альфред Нокс
Петроград
Вчера вечером ужинал с Терещенко, где встречался с Керенским, Савинковым, Корниловым. Керенский выглядел уставшим и нервным. Я сказал ему что-то о чрезмерных нагрузках на работе, на что он вздохнул и за­говорил о каких-то «постоянных конфликтах». Когда он вышел из здания и на автомобиле отправился улаживать какой-то оче­редной «конфликт», я обратил внимание, что бездельничавшие на тротуаре напротив обленившиеся солдаты даже не обеспо­коились тем, чтобы встать и приветствовать его.

Виделся с бедным маленьким Диаманди. Для того чтобы спа­сти последний клочок румынской территории, он намерен убе­дить русских отправить свои лучшие войска в Румынию и од­новременно обратиться к союзникам с просьбой об активных наступательных действиях. По его словам, румыны ненавидят русских, которые, говоря словами Милюкова, предали их два­жды, сначала втянув в эту войну, а потом, когда это произошло, отказавшись сражаться.

-------------

Сергей Каблуков
Петроград
На фронте Керенского, военного министра, прозвали «главноуговаривающим». Это и верно, и метко, и довольно зло. Позор­ное бегство одичавших и разнузданных солдатских орд перед чис­ленно слабейшим неприятелем, приведшее к захвату немцами всей Румынии, а в будущем, пожалуй, даже и Киева и Одессы — таковы результаты его уговоров и его слепоты за пять месяцев «революции». А во что обратили тыловые петербургские товарищи в форме солдата сады и парки Петергофа, Стрельны, Павловска, Ораниенбаума, Царского Села и наш Летний сад!

Не преувеличи­вая можно утверждать, что все эти парки и сады превращены сол­датами в отхожие места, т.е. испакощены до последней степени и, в сущности говоря, уничтожены. Больно видеть наш Летний сад с помятыми лужайками, грязными, не подметенными аллеями, изу­родованными статуями. А ведь он — место гулянья Пушкина и русских императоров, начиная с Петра до Александра II. Он наше на­циональное достояние, как бывшие дворцы императоров.
serg_ya
18.08.1917

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов

Петроград, Смольный институт
Принимая во внимание, что около 240 чел. заключенных томятся в тюрьмах с 16-18 июля и вчера ве­чером они потребовали предъявить им обвинения, устроив голодовку, предлагаем: немедленно делегировать несколько человек в тюрьму и уговорить заключенных, чтобы они не голодали.
------------

Юлий Мартов
Петроград
Я не понимаю, почему стрельба на улицах Петрограда могла привести к восстановлению смертной казни на фронте. Этого нам не объяснили. А всякое уклонение от ответа есть недопустимо для социалиста. Мы не желаем, чтобы кто-либо в Европе или в России мог бы упрекнуть русских социалистов в том, что они молчали, когда восстанавливалась смертная казнь. Пусть нам ответят, в интересах революции или в других интересах требовал Корнилов введения смертной казни на фронте и в тылу.
serg_ya
19.08.1917

Федор Раскольников

Петроград, тюрьма «Кресты»
Нам в тюрьму прислали цветы, и Семен до вечера ломал голову, теряясь в романтических догадках. А на следующий день меня и Рошаля вызвали в кабинет смотрителя тюрьмы, где нас ожидала девушка, представительница какой-то организации вроде политического Красного Креста. Отрекомендовавшись анархисткой Екатериной Смирновой, она передала нам целую гору черного хлеба и сообщила, что еще вчера добивалась свидания, но не получила пропуска. Тайна загадочного букета раскрылась сама собой.

Один из первых вопросов, которыми засыпала нас Смирнова, касался снабжения:

— Не хотите ли вы апельсинов? Я могу вам принести.

— Отчего же? — ответили мы. — В тюремной обстановке всякое даяние — благо.

— Но у меня апельсины особенные, — загадочно произнесла Смирнова, взглянув на меня своими светлыми, почти бесцветными глазами.

Не оставалось сомнений, что речь идет о бомбах. Но так как мы к побегу не готовились, то в черных «апельсинах», конечно, не нуждались. Пришлось поблагодарить и отказаться от любезно предложенных «фруктов». Смирнова искренне огорчилась. В ее глазах это предложение было так естественно, а отказ — непонятен.

------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма
У меня — соседка. Американка. Танцовщица. Заподозрена в шпионаже. Шумная, требовательная особа. «Сражается» через переводчика с начальством тюрьмы. Требует к себе «тюремную инспекцию».

— Очень она пищей недовольна, — сообщают надзирательницы. — Да еще требует, чтобы ее водили каждый день в большое помещение, где она может ноги размять, а то, говорит, без практики у ней ноги застоятся и она потом танцевать не сможет. И в камере, как ни зайдешь, она то на одной ноге стоит, то кувыркается…

Не одобряется ее надзирательницы, хотя проникнуты почтением к ее шелковому белью.

------------

Ираклий Церетели
Петроград
Вы хотите, чтобы мы читали в уме Савинкова и не обращали внимания на пролитую кровь на улицах Петрограда. Я никогда не подозревал и не подозреваю лидеров большевизма в том, что они получали немецкие деньги, но не забывайте, что к этому движению большевиков примешалась темная работа реакции и немецкого шпионажа, которым важно было использовать смуту, чтобы внести расстройство в ряды революционной демократии в тот момент, когда наша армия, обливаясь кровью, вела наступление.
------------

Юлий Мартов
Петроград
Кто даст порядок, говорит тов. Церетели, за тем пойдет буржуазия. В этом отношении Церетели прав — мы вместе с Марксом говорим, что буржуазия созрела для контрреволюции, ибо она жаждет порядка, останавливающего процесс ломки самочинного творчества. Да, буржуазия потом с Корниловым, а не с Церетели, и признает Церетели лишь постольку, поскольку он облегчает массам не видеть, что несет с собой Корнилов.
------------

Василий Гурко
Петроград
Жене позволили жить при мне, причем она могла в любое время входить и выходить из крепости. На вопросы о причинах моего ареста и о том, когда же меня выпустят, лица, принадлежавшие к Временному правительству, отвечали обещаниями, которые вплоть до самого конца не были выполнены; в итоге власти объявили, что вынуждены выслать меня за границу как лицо, «представляющее опасность для республики».
------------

Николай Авксентьев
Петроград, Галерная, 27, особняк фон Дервиза
Исполнительный комитет рабочих Совета рабочих и солдатских депутатов считает необходимым созыв Учредительного собрания не позже 29 октября. Съехавшиеся с мест товарищи могут потребовать, чтобы списки были опубликованы сейчас же. По чисто техническим соображениям это, к сожалению, неосуществимо. В настоящее время очередной задачей министра внутренних дел является ускорение выборов в волостное земство. Техника организации этих выборов будет передана в специальную комиссию. Если не удастся к моменту составления избирательных списков в Учредитедительное собрание провести все губернские и уездные выборы, то волостные явятся первым опытом, первой школой для более сознательных, планируемых действий при выборах в Учредительное собрание.

Необходимо приложить возможно больше усилий в этом направлении, ибо от этого зависит судьба революции. Население должно прийти на помощь революционному правительству — правительству Спасения, нуждающемуся в базе общенациональной, общенародной. Позвольте надеяться, что на министерском посту я буду иметь поддержку в своей работе от членов той партии, к которой я принадлежу.

------------

Владимир Винниченко
Киев, ул. Владимирская, 57
Из разговора, который состоялся у секретарей Центральной рады с министром внутренних дел Авксентьевым, выяснилось, что среди петербургских деятелей царит полное безверье в революцию. Они, по всей видимости, убеждены, что революция захлебывается и надо идти к кадетам за помощью, чтобы хоть как-то спасти дело. В этом разговоре участвовали губернские комиссары Украины, и когда один из них бросил, между прочим, Авксентьеву, что он же социалист-революционер, тот ответил, что эсер он по партийной принадлежности, но в министерстве он уже не социалист-революционер. Некрасов в беседе по телефону, когда я отметил, что в Центральной раде большинство принадлежит как украинским, так и неукраинским левым демократическим партиям, сказал, что его это совсем ни в чем не убеждает.
-------------

Раннее утро
Москва
Будет ли хлеб

В текущем месяце можно ожидать прибытия только 400 или 500 вагонов с хлебом, между тем, нужно около 1000.

-------------

Иосиф Сталин
Москва
Чего хотят капиталисты?

На днях открылся в Москве Второй всероссийский съезд торговцев и промышленников. Съезд открылся программной речью лидера националистов, миллионера Рябушинского.

О чем говорил Рябушинский?

Какова программа капиталистов?

Это необходимо знать рабочим, особенно теперь, когда капиталисты командуют властью, а меньшевики и эсеры заигрывают с ними как с «живыми силами».

Ибо капиталисты — заклятые враги рабочих, а чтобы победить врагов, надо их знать прежде всего. Итак, чего хотят капиталисты?

В чьих руках власть?

Капиталисты — не пустые болтуны. Они люди дела. Они знают, что коренной вопрос революции и контрреволюции — это вопрос о власти. Не мудрено поэтому, что свою речь Рябушинский начинает с этого основного вопроса.

«Наше Временное правительство, — говорит он, — которое представляло собой какую-то видимость власти, было под давлением посторонних людей. У нас фактически воцарилась шайка политических шарлатанов. Советские лжевожди народа направили его на путь гибели, и вот все русское царство стало перед зияющей бездной (“Речь”)».

Что «у нас фактически воцарилась шайка политических шарлатанов», это, конечно, верно. Но не менее верно и то, что «шарлатанов» этих надо искать не среди «советских вождей», а среди самих же Рябушинских, среди тех друзей Рябушинского, которые вышли 2 июля из Временного правительства, неделями торговались из-за министерских портфелей, шантажировали эсеро-меньшевистских простаков угрозой оставить правительство без кредита и наконец добились своей цели, заставив их плясать под свою дудку.

Ибо они, эти «шарлатаны», а не «советские вожди» продиктовали правительству аресты и разгромы, расстрелы и смертную казнь.

Ибо они, эти «шарлатаны», «давят» на правительство, превращая его в ширму, защищающую их от народного гнева.

Ибо они, эти «шарлатаны», а не «советские» безвластные «вожди», «воцарились теперь фактически» в России.

Но дело тут, конечно, не в этом. Дело лишь в том, что Советы, перед которыми вчера еще пресмыкались капиталисты и которые теперь разбиты, сохранили еще крупицу власти, и теперь капиталисты хотят отобрать у Советов и эти последние крохи, чтобы тем основательнее укрепить свою собственную власть.

Вот о чем говорит, прежде всего, г. Рябушинский.

Вы хотите знать, чего хотят капиталисты?

Вся власть капиталистам — вот чего хотят они.

Кто губит Россию?

Рябушинский говорит не только о настоящем. Он не прочь «бросить взгляд и на предшествующие месяцы». И что же? «Подводя итоги», он видит, между прочим, что «мы пришли в какой-то тупик, из которого не можем выбраться… Продовольственный вопрос испортился окончательно, экономическая и финансовая жизнь России пришла в расстройство и пр.».

Виноваты в этом, оказывается, те же «товарищи» из Советов, те «расточители», на которых нужно «наложить опеку».

«Стонет русская земля от их товарищеских объятий, пока народ их не понимает, но как скоро поймет, он скажет: “Обманщики народа!”».

Что Россия загнана в тупик, что она переживает глубокий кризис, что она на краю гибели — это, конечно, верно.

Но не странно ли, что:

1) В России до войны был избыток хлеба, причем мы вывозили его ежегодно 400–500 миллионов пудов, а теперь, во время войны, у нас не хватает хлеба, мы принуждены голодать.

2) В России до войны государственная задолженность равнялась 9 миллиардам, причем для оплаты процентов требовалось всего 400 миллионов рублей в год, между тем как за три года войны задолженность доходит до 60 миллиардов, требуя на одни лишь проценты ежегодно 3 миллиарда рублей.

Не ясно ли, что Россия загнана в тупик войной и только войной?

Но кто толкал Россию на путь войны, кто толкает ее теперь на путь продолжения войны, как не те же Рябушинские и Коноваловы, Милюковы и Винаверы?

«Расточителей» в России много, и они губят Россию — в этом не может быть сомнения. Но их надо искать не среди «товарищей», а среди тех же Рябушинских и Коноваловых, капиталистов и банкиров, наживающих миллионы на военных поставках и государственных займах.

И если русский народ поймет их когда-нибудь, он круто расправится с ними — в этом они могут быть уверены.

Но дело тут, конечно, не в этом. Дело в том, что капиталисты жаждут прибыльной для них «войны до конца», но боятся отвечать за ее последствия, поэтому они стараются взвалить вину на «товарищей», чтобы тем легче было затопить революцию в волнах войны.

Вот к чему клонит речь г. Рябушинский.

Вы хотите знать, чего хотят капиталисты?

Войны до полной победы над революцией — вот чего хотят они.

Кто предает Россию?

Обрисовав критическое положение России, Рябушинский дает и «выход из положения». Но послушайте, что это за «выход»:

«Государство не дало населению ни хлеба, ни угля, ни мануфактуры… Может быть, для выхода из положения потребуется костлявая рука голода, народная нищета, которая схватила бы за горло лжедрузей народа, демократические Советы и комитеты».

Вы слышите: «потребуется костлявая рука голода, народная нищета»…

Господа Рябушинские, оказывается, не прочь наградить Россию «голодом» и «нищетой» для того, чтобы «схватить за горло демократические Советы и комитеты».

Они не прочь, оказывается, закрыть заводы и фабрики, создать безработицу и голод для того, чтобы вызвать преждевременный бой народа и успешнее расправиться с рабочими и крестьянами.

Вот они, «живые силы» страны по аттестации «Рабочей Газеты» и «Дела Народа».

Вот где настоящие предатели и изменники России.

В России много говорят теперь о предательстве. Бывшие жандармы и нынешние контрразведчики, бездарные наймиты и развратные сутенеры — теперь все пишут о предательстве, кивая в сторону «демократических Советов и комитетов». Пусть знают рабочие, что лживые речи о предателях лишь прикрывают действительных предателей многострадальной России!

Вы хотите знать, чего хотят капиталисты?

Торжества интересов своего кошелька хотя бы ценой гибели России — вот чего хотят они.

serg_ya
20.08.1917

Александр Замараев

Тотьма, Вологодская губерния
К Преображению дела обстоят так: сенокосы кончены у всех, ржи выжаты и окладены, жнут ячмени. Погода жаркая. Цены следующие: мука ржаная — 6 руб. по карточ­кам, белой нет, рыба — одна сельдь 30 коп. штука, сено — 2 руб. 20 коп., масло скоромное — 2 руб., яйца — 1 руб. 50 десяток, табак кое-где находят 2 руб. четверка. Плюнуть на все.
-------------

Питирим Сорокин
Петроград
Отчаянные телеграфные сообщения о стачках среди рабочих, мятежах солдат и анархических настроениях крестьян вперемежку с телеграммами, выражающими поддержку правительства, от городов, земств, крестьян и рабочих. Все это я прочитываю и наиболее важные сообщения реферирую для Керенского. Однако все, что я делаю, не имеет смысла, поскольку Керенский почти не занимается конструктивными делами, а вместо этого погружен в составление резолюций, которые ничего не дают правительству. Колеса государственного механизма крутятся вхолостую.
-------------

Надежда Крупская
Петроград
Жить в шалаше на ст. Разлив, где скрывался Ильич, было дальше невозможно, настала осень, и Ильич решил перебраться в Финляндию — там хотел он написать задуманную им работу «Государство и революция», для которой он сделал уже массу выписок, которую уже обдумал со всех сторон. В Финляндии удобнее было также следить за газетами. Емельянов достал ему паспорт сестрорецкого рабочего, Ильичу надели парик и подгримировали его. Дмитрий Ильич Лещенко, старый партийный товарищ времен 1905-1907 гг., бывший секретарь наших большевистских газет, у которого часто ночевал Владимир Ильич, съездил в Разлив и заснял Ильича (к паспорту нужно было приложить карточку). Тов. Ялава, финский товарищ, служивший машинистом на Финляндской железной дороге, — его хорошо знали тт. Шотман и Рахья — взялся перевезти Ильича под видом кочегара. Так и было сделано.
--------------

Николай Гумилев -> Джинория
Париж, улица Пьер Шарон, 59
Председателю отрядного комитета русских войск во Франции — Джинория. По приказанию Военного комиссара Временного правительства при сем прилагаю 142 экз. книжек «Социалистическая партия и цели войны», 142 экз. «Эльзас-Лотарингия» и 30 экз. «Французская революция и Русская революция» для раздачи солдатам отряда во Франции.
--------------

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов
Петроград, Смольный институт
Резолюция рабочей секции об арестах:

Преследование одного из отрядов революционной демократии есть удар по всему революционному движению, и служит только на руку контрреволюции.
Передача дел арестованных рабочих и солдат в руки служителей старого режима, воскрешающих все грязные методы этого режима, ложится позорным пятном на все дело революции.
Ввиду этого рабочая секция требует:

1) Немедленного освобождения всех арестованных, коим до сих пор не предъявлено никакого обвинения.
2) Учреждения гласной Следственной комиссии с участием представителей Совета р. и с. д.
3) Гласного и скорого суда присяжных над всеми арестованными, коим предъявляются те или иные обвинения.
4) Предание суду всех лиц, виновных в незаконном лишении свободы многих наших товарищей.

------------

Александр Потресов
Петроград
Вся политическая линия у Мартова сводится к захвату власти как политике ближайшего времени. И если дальше он говорил об авантюризме большевиков, то я говорю, что вы неблагодарны: вы взяли у большевиков самое существенное и обзываете их авантюристами. Пусть они ошиблись, что вышли 16 июля, но, может быть, 18 октября нужно им действительно выступить и захватить власть.

-- Юлий Мартов
Захват власти не есть завоевание власти. Сказать организованным массам, что они могут в нужный момент захватить власть, это не бланкизм, это марксизм. Сейчас тт. оборонцы скажут нам: «Где же ваша программа?». Мы скажем прямо: «У нас ее нет».

------------

Киевлянин

Если Юпитер сердится, значит, он не прав. И наоборот — когда Юпитер не прав, он начинает сердится.

В сердцах же и Юпитеры, и простые смертные обыкновенно совершают глупости и, прежде всего, выбалтывают то, что следовало бы держать в секрете.

Так поступает орган украинского премьера г. Винниченко «Робітніча Газета», впавшая в опасный транс в связи с тем «разрешением» украинского вопроса, которое выразилось в инструкции, данной «Генеральному секретариату» Временным правительством.

Как известно, украинцы держатся определенной платформы. Украину как нечто исторически невесомое, географически неопределенное, они считают своим завоеванием (вне времени и пространства) и с остальной Россией держат себя на правах победителей, которые не по-модному и современному требуют для себя возможно большое число аннексий и контрибуций вне каких-либо «основ самоопределения народов» в аннексируемых и подвергаемых контрибуции областях.

Мы тоже позволим себе нескромный вопрос: «Товарищ Винниченко, что же это такое? О каком “железном кулаке” говорит “Робітніча Газета”? Чей кулак призывает он на голову гг. Милюковых? Чьи пальцы в железной бронированной рукавице, надеется она, будут выкраивать карту Украины и скруглят ее территорию? В какой группе держав предполагают господа украинцы заседать во время “международной мирной конференции”?»

Обо всем этом крайне любопытно и бесконечно занимательно было бы заранее осведомиться!

----------

Владимир Винниченко
Киев, ул. Владимирская, 57
Временная инструкция, к сожалению, является недостойной бумажкой, которая может у всякого украинца вызвать только возмущение. Тем не менее призываю внимательно поразмыслить над тем, как к ней отнестись. Инструкция — это наше достижение. По сравнению с тем, чего мы добивались 2 месяца назад, когда мы хотели признания только принципа автономии и назначения комиссара по делам Украины, то теперь у нас есть фактическая автономия и Генеральный секретариат. Именно так трактуется автономия Украины во французских и немецких газетах. Когда месяц назад мы в своей декларации отмечали, что стоим на пороге публично-правовой власти, то теперь мы этот порог уже переступили, и Генеральный секретариат является настоящей публично-правовой властью.
serg_ya
21.08.1917

Зинаида Гиппиус

Петроград, Сергиевская ул., 83
Сегодня в 6 час. вечера приехали, с приключениями и муками, с разрывом поезда. Через два часа после приезда у нас был Борис Савинков. Трезвый и сильный. Положение обрисовал крайне острое. Вот в кратких чертах: у нас ожидаются территориальные потери. На севере — Рига и далее, до Нарвы, на юге — Мол­давия и Бессарабия. Внутренний развал экономический и по­литический — полный. Дорога каждая минута, ибо это минуты — предпоследние. Необходимо ввести военное положе­ние по всей России.

Должен приехать (послезавтра) из Ставки Корнилов, чтобы предложить вместе с Савинковым Керенскому принятие серьезных мер. На предполагающееся через несколько дней Московское совещание правительство должно явиться не с пустыми руками, а с определенной программой ближайших действий. Твердая власть. Дело, конечно, ясное и неизбежное, но — что случилось? Где Керенский? Что тут произошло? Керенского ли подме­нили, мы ли его ранее не видели? Разрослось ли в нем вот это — останавливающееся перед прямой необходимостью: «взять власть», начало, я еще не вижу. Надо больше узнать. Факт, что Керенский — боится. Чего? Кого?

------------

Речь
Киев
Украинскую раду посетила особая депутация мусульман, обратившихся с просьбой поддержать их стремление к установлению автономии в Крыму. Мусульмане выражают пожелание, чтобы Крым в территориальном отношении был присоединен к Украине. Мусульмане представили Раде докладную записку, основные пункты которой требуют сконцентрировать всех служащих и мусульман-солдат в Крыму, образовав из них отдельное войско при штабе округа.
------------

Нестор Махно
Гуляйполе, Александровский уезд, Екатеринославская губерния

Председатель Гуляйпольского крестьянского совета
------------

Георгий Плеханов
Царское Село, Софийский б-р, 5
На Московском совещании предстоит встреча двух общественных сил, соотношением которых определится судьба нашей страны. Торгово-промышленная буржуазия сойдется там с представителями так или иначе организованной части русской революционной демократии. Что выйдет из этой встречи? Я не беру на себя роли пророка. Но то, что произошло на 2-м торгово-промышленном съезде в Москве невольно рождает тревогу.

На этом съезде раздались такие речи, которые кто-то справедливо сравнил с речами большевиков, т.е., выражаясь точно, ленинцев. Особенную склонность говорить языком Ленина обнаружил г. Рябушинский. В его речи прозвучал страстный, почти истерический призыв к борьбе. И она была покрыта бурными рукоплесканиями. Очевидно, слушатели Рябушинского тоже проникнуты были стремлением к борьбе и стремились к ней с такою же страстностью, как и он сам. К сожалению, пока еще нет признаков, которые давали бы повод надеяться, что к тому времени, когда состоится Московское совещание, руководящие круги нашего торгово-промышленного класса проникнутся менее воинственным по отношению к демократии настроением. Как же не тревожиться.

------------

Пьер Паскаль
Петроград
Обед с курьерами Брассье и Буржуа в «Медведе»: 39 р. 25 к., два блюда, десерт, кофе, две бутылки пива. Беседовали о войне и мире. Мы с Брассье сошлись во мнении: не рассчитывать более на Россию в войне. Это бесповоротно. Брассье думает, что последним средством, возможно, могли бы стать японцы. Буржуа видится англо-французская колониальная экспедиция в Россию, захват портов, железных дорог… Он забывает, что в России есть русские.
------------

Анна Луначарская -> Ромен Роллан
Сен-Лежье, Швейцария
Спешу сообщить вам, что муж мой был освобожден под залог 3000 рублей, внесенных его друзьями.
------------

Анатолий Луначарский
Петроград, Глазовская ул., д. 27/34
С тяжелым чувством покинул я моих товарищей по заключению. Не могу сказать, чтобы материальные условия существования в тюрьме были несносно тяжелы. Режим в общем свободнее и гуманнее, чем в старые времена, хотя все же «необходимые меры строгости» соблюдаются и крайне затрудняют сношение между отдельными политическими, в особенности сидящими в разных корпусах. Самым слабым местом является, конечно, питание. Вначале оно было совсем невозможным, потом, с передачей кухни в ведение уголовных заключенных, — лучше. Здесь я должен выразить искреннюю благодарность всех политических заключенных тем товарищам с воли, которые не оставляли нас без своих забот и доставкой разного рода провианта спасали от полуголодного существования, какое ведут уголовные.

В первом корпусе сидит сейчас около 30 политических, во втором — более 80. Большинство из них арестовано совершенно случайно, на улице, чуть ли не первыми попавшимися, зачислены за самыми разнообразными властями. Случается, что тот или другой арестованный числится за прокурором судебной палаты без разрешения этого прокурора. Словом, хаос и произвол. Недели проходят за неделями. А свободные граждане революционной России сидят себе неведомо за что, не подвергаемые допросам, без предъявления обвинений. Естественно, что мысль о голодовке, об этом русском тюремном харакири, угрозе путем самоубийства, начинает посещать измученных людей, в гражданской гордости своей не желающих превратиться в рабски пассивный объект произвола.

Еще седьмого числа вечером хотели голодать. И разумеется, политические обоих корпусов, без различия категорий, голодали бы поголовно.

Как требование думают выставить: немедленный допрос всех недопрошенных, освобождение найденных невиновными и освобождение под залог тех, против кого не смогут выдвинуть очевидных улик в совершении каких-либо тяжких преступлений. Таким образом, люди будут, рискуя здоровьем и жизнью, требовать в России, о которой мы недавно говорили с чувством удовлетворения, что она сразу стала демократичнейшей страной мира, исполнения элементарнейших обязанностей суда по отношению к гражданину.


Неужели русское общество, русская демократия останется равнодушной к этому явлению, таким черным пятном готовому лечь на лицо русской свободы? Неужели судебные власти с выдержкой матерых чиновников позорнейшего из режимов пожмут плечами и скажут: «Пусть голодают».

------------

Юлий Мартов -> Надежда Кристи
Петроград, Сергиевская ул., д. 50, кв 9
Мой дорогой друг! С той поры, когда последний раз писал тебе, так много воды протекло — и если б только воды! Не знаю даже, как и в каком порядке писать. Начиная с безумных дней июля, вся жизнь потекла как-то совсем ненормально. Перепуганная обывательщина, гады всякие, явно темные силы, погромщики подняли головы. Пришлось взять на себя главную работу защиты чести и доброго имени многих противников, которых одни забросали грязью, а другие выдавали на растерзание из-за политиканства трусливого, из доктринерства или из фракционной мести. Конечно, по этому случаю мне пришлось выслушать немало упреков в том, что именно я из-за фракционных расчетов использую всякие частные случаи для дискредитирования противников и что потворствую большевикам.

Тем не менее, долбя систематически в одну точку, я своего отчасти добился. Даже наши «мужики» из Крестьянского совета (в важных случаях он заседает совместно с Центральным комитетом рабочих и солдатских депутатов), которые раньше часто говорить не давали и выкликивали порой комплименты, очень близкие к обвинению в германском шпионстве, стали подчас терпеливо слушать…

Сегодня должны были вернуть в первобытное состояние Анатолия Васильевича, который, подобно Льву Давидовичу, был припутан (по моему убеждению, совершенно зря) к событиям и арестован. Лев Давидович еще сидит — тоже, должно быть, «разберут» и выпустят. Что все это происходит «через 5 месяцев после того» и т. д. для тебя это, вероятно, звучит как сон, но мы уже к этой дикости привыкли, и нас ничем не удивишь. Не пойми этого так, что я хороню революцию: напротив, не только на будущее я смотрю без пессимизма, но и сейчас считаю уже худший момент пережитым и надеюсь, что довольно скоро от кошмарных июльских переживаний останется лишь скверное воспоминание…


Крепко обнимаю и целую.
Твой Юлий.
serg_ya
22.08.1917

Юрий Готье

Москва
Все более и более впечатление о двойственности Керенского и Ко и о том, что новая волна русской революции ширится и растет. Это волна против порядков, водворившихся после переворота. А «товарищи» твердят все одно и то же; они, как всегда, и глупы, и нетерпимы. Как выйдет из этого Керенский — чем он будет в конце концов — партийным с.-р. или русским государственным деятелем?
-----------

Зинаида Гиппиус
Петроград, Сергиевская ул., 83
Утром был Карташев (о нем, нынешнем «министре испо­веданий» потом. Безотрадно). Были и другие люди. Затем, к вечеру, опять приехал Борис. В эту ночь он очень серьезно говорил с Керенским. И — подал в отставку. Все дело висит на волоске. Завтра должен быть Корнилов. Борис думает, что он, по­жалуй, вовсе не приедет. Что же сталось с Керенским?

Керенский точно лишился всякого понимания. Он под перекрестными влияниями. Поддается всем чуть не по-женски. Развратился и бытовым образом. Завел (живет — в Зимнем Дворце!) «придворные» порядки, что отзывается несчастным мещанством, parvenu. Он никогда не был умен, но, кажется, и гениальная интуиция покинула его, когда прошли праздничные, медовые дни прекраснодушия и наступили суровые (ой, какие суровые!) будни. И опьянел он… не от власти, а от «успеха» в смысле шаляпинском. А тут еще, вероятно, и чувство, что «идет книзу». Он не видит людей. Положим, этого у него и раньше не было, а теперь он окончательно ослеп (теперь, когда ему надо выбирать людей!). Он и Савинкова принял за «верного и преданного ему душой и телом слугу» — только. Как такого «слугу» и вывез его, скоропалительно, с собой — с фронта. (Кажется, они были вместе во время июньского наступления). И заволновался, забоялся, когда приметил, что Савинков не без остроты… Стал подозревать его… В чем?

------------

Борис Савинков
Петроград, Мойка, 67, здание Военного министерства
Я попросил Филоненку поторопиться с изготовлением указанной выше докладной записки… Докладная записка содержала в себе четыре основных положения: 1) законопроект о введении смертной казни в тылу за преступления военные; 2) законопроект о некоторых мерах военного характера на железных дорогах в целях улучшение пришедшего в полное расстройство транспорта; 3) законопроект о введении военного положения в предприятиях, работающих на оборону, и 4) законопроект об ограничении прав войсковых организаций и о возвращении дисциплинарной власти начальникам… С 16-го по 21-е августа я три раза докладывал Керенскому о том, что в Военном министерстве изготовляется докладная записка, основным законопроектом которой является законопроект о смертной казни в тылу, но все три раза Керенский не придавал значения моим словам… Ночью произошло следующее.

Военным министерством на основании сведений контрразведки был составлен список лиц, как левых, так и правых, подлежащих арестовыванию. Две ночи подряд Керенский, одобрив весь правый список, не решался подписать левый. Наконец 21-го, на третью ночь, он, вычеркнув более половины левых фамилий, подписал список. Но подписи его было недостаточно. По закону требовалась еще подпись министра внутренних дел Авксентьева. Авксеньтьев в 4-м часу утра прибыл в Военное министерство и тоже, одобрив весь правый список, вычеркнул из левого все фамилии, кроме двух, если не ошибаюсь, Троцкого и Коллонтай. После этого я попросил разрешения поговорить с Керенским наедине. Я сказал ему, что докладная записка уже изготовлена Филоненкой и спросил, подпишет ли он ее. Он ответил, что ни при каких обстоятельствах не подпишет законопроект о смертной казни в тылу. Тогда я сказал, что этот его ответ, а также отказ его и Авксентьева подписать составленный Военным министерством список подлежащих арестовыванию большевиков, убеждает меня, что разногласия между мною и Временным правительством так велики, что я вынужден просить об отставке. Я прибавил, что если военный министр не желает подписать докладной записки, то ее подпишет Верховный главнокомандующий. Керенский моей отставки не принял.

-------------

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов
Петроград, Смольный институт
Ввиду того что большинство членов Исполнительного комитета стоит на точке зрения отмены смертной казни и меньшинство — за несвоевремен­ность такой отмены, Исполнительный комитет постановил по данному во­просу выбрать 2 докладчиков, выражающих мнение обоих течений. Одним из них является т. Мартов, избрание второго отложено до следующего заседа­ния.

До следующего заседания отложены также выборы докладчиков по вопро­су об арестах.

-------------

Трудовая копейка

Эвакуация Петрограда фактически уже началась. Покидают Петроград некоторые правления акционерных обществ, преимущественно железнодорожных. Однако не покидают, но еще и прибывают ежедневно в большом количестве, всякие спекулянты и темные дельцы.

------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма
Тюремный инспектор Исаев приехал меня навестить. Бывший фабричный инспектор, кадет, из левых. Встречались не раз в былые годы еще на политических банкетах 1904 года, в эпоху «политической весны» Святополк-Мирского, в литературном клубе, на лекциях. Исаеву явно неловко, что это я вдруг «заключенная»? И что посадили меня его друзья и приятели, что меньшевики и эсеры держат меня на особом положении, что не дают даже свиданий. Он старается оправдаться и критикует власть имущих. Уверяет меня, что мой «старый знакомый» — министр юстиции Зарудный — очень склонен заменить меру пресечения залогом, что об это шли переговоры, но есть «лица» (Керенский), которые решительно против проявления такой слабости. Главное препятствие в том, что боятся, как бы я вновь не стала «выступать».

— Ваши речи и без того много народу «перепортили»… Это не мое мнение, это говорят другие… Вообще, все это очень странно и нелепо, ведь вы же не социалисты, и вы, и Керенский, и Авксентьев, и Церетелли… Очень странно!

Кадету, либералу не охватить всей остроты начавшейся борьбы социальных классов, не понять разворачивающихся путей революции.

Все же он полон «благих намерений» и обещает сделать «все, от него зависящее» и по вопросу присылки врачебной комиссии для освидетельствования, и по вопросу о свидании.

-------------

Никита Окунев
Москва
В Москве открылось «малое совещание общественных деятелей», созванное кадетами, финансистами и опальными генералами для выработки внушительного заявления стране на государственном большом совещании общественных деятелей, имеющем быть на этих днях в Москве, в Большом театре. Участвуют Родзянко, Алексеев, Брусилов, Юденич, Милюков, Маклаков, Рябушинский, Трубецкой, Шингарев, Шульгин, Бубликов, Ледницкий, Грузинов, Ильин, Каледин и много других популярных общественных деятелей-буржуев.

Заседания происходят закрыто, даже от печати запечатаны, но все-таки уже известно, что будет выработана такая резолюция, которая «товарищам», да пожалуй, и самому Керенскому, будет не по носу. Определенно уже выяснилось, что присутствие в министерстве Чернова признается всеми для государства зловредным. Особенный успех имели речи Трубецкого и Ильина. Последнему достались необыкновенно бурные аплодисменты.

-------------

Михаил Родзянко -> Лавр Корнилов
Москва
Совещание общественных деятелей приветствует Вас, Верховного вождя русской армии. Совещание заявляет, что всякое покушение на подрыв вашего авторитета в армии и России считает преступным, и присоединяет свой голос к голосу офицеров, георгиевских кавалеров и кадетов. В грозный час тяжелого испытания вся мыслящая Россия смотрит на Вас с надеждой и верой. Да поможет Вам Бог в Вашем великом подвиге по воссозданию могучей армии и спасению России.
-------------

Михаил Богословский
Шашково, Рыбинский уезд
После чаю предприняли далекую прогулку, целое путешествие по окрестным деревням в поисках масла, которого очень мало, и продается оно теперь по 4 р. 50 к. вместо прошлогодних 80 коп. И все так. Ужасное бедствие надвигается для городских жителей, в особенности для больших городов!
-------------

Владимир Маяковский
Петроград

К ответу!

Гремит и гремит войны барабан.
Зовет железо в живых втыкать.
Из каждой страны
за рабом раба
бросают на сталь штыка.
За что?

Дрожит земля
голодна,
раздета.
Выпарили человечество кровавой баней
только для того,
чтоб кто-то
где-то
разжился Албанией.
Сцепилась злость человечьих свор,
падает на мир за ударом удар
только для того,
чтоб бесплатно
Босфор
проходили чьи-то суда.
Скоро
у мира
не останется неполоманного ребра.
И душу вытащат.
И растопчут там ее
только для того,
чтоб кто-то
к рукам прибрал
Месопотамию.
Во имя чего
сапог
землю растаптывает скрипящ и груб?
Кто над небом боев —
свобода?
бог?
Рубль!
Когда же встанешь во весь свой рост,
ты,
отдающий жизнь свою им?
Когда же в лицо им бросишь вопрос:
за что воюем?
serg_ya
23.08.1917

Иван Бунин -> Петр Нилус

Орловская губерния, деревня Глотово, усадьба Васильевское
Табаку напрасно не купил, я уже давно курю за 20 р. и знаю, что прежде этот фунт стоил 6 р. Если можешь, купи фунт и спрячь. А то табаку, вероятно, совсем не будет.
-----------

Федор Степун
Петроград
В день прибытия Верховного главнокомандующего во всем городе чувствовалось, что вся внесоветская Россия ждет от Корнилова не сговора со Временным правительством, а замены скрытой диктатуры Совета открытой диктатурой Корнилова. В Москве эти реакционные настроения были, вероятно, еще сильнее.
------------

Русские ведомости

Временное правительство приняло постановление об ограничении ночной работы женщин и подростков в возрасте до 17-ти лет. Согласно этому постановлению, подростки в возрасте до 17-ти лет и лица женского пола не могут быть занимаемы работами в фабричных-заводских, горных и горно-заводских предприятиях в течение ночного времени.
------------

[b]Надежда Крупская

Гельсингфорс, Финляндия
Ильич устроился в Гельсингфорсе, он прислал химическое письмо, в котором звал приехать, сообщал адрес и даже план нарисовал, как пройти, никого не спрашивая. Только у плана отгорел край, когда я нагревала письмо на лампе. Емельяновы достали паспорт и мне — сестрорецкой работницы-старухи. Я повязалась платком и поехала в Разлив, к Емельяновым. Они перевели меня через границу; для пограничных жителей было достаточно паспорта для перехода границы; просматривал паспорта какой-то офицер. Надо было пройти от границы верст пять лесом до небольшой станции Олилла, где сесть в солдатский поезд. Все обошлось как нельзя лучше. Только отгоревший кусок плана немного подсадил — долго бродила я по улицам, пока нашла ту улицу, которая была нужна. Ильич обрадовался очень. Видно было, как истосковался он, сидя в подполье в момент, когда так важно было быть в центре подготовки к борьбе. Я ему рассказала о всем, что знала.
-------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма
Две надзирательницы в дверях. Обе нагружены свертками.

— Ну и передачу же вам сегодня принесли. Прямо оптовый магазин. Чего только нет! Булки белые, колбаса, консервы, масло, яйца, мед…

И записочка: «Моряки Балтийского флота приветствуют товарища Коллонтай».

Вот это так чудесная передача! Значит, Центробалт не разбит? Значит, дух-то моряков не сломлен? Значит, оборонцы не победили? Остальное все приложится!


На радостях, как соседка по камере, американка, готова была заскакать по камере.

------------

Павел Дыбенко
Петроград, тюрьма «Кресты»
От «Петропавловска» и «Республики» на свидание ко мне прибыло несколько моряков. Встреча в необычной обстановке через решетки вызвала в них бурю негодования. Они готовы были тут же сломать эти решетки и упорно настаивали перед тюремным надзирателем открыть эти решетки и предоставить им возможность разговаривать со мной наедине. Изумленный надзиратель на требование моряков смиренно ответил: «Мы люди подневольные. Начальство не разрешает». На что моряки ответили: «Мы сами разрешим. Скоро мы сорвем эти решетки своими пушками». Они передали вынесенные на кораблях ультимативные резолюции об освобождении арестованных за июльские события, весьма объемистую посылку, около 3-4 пудов, — сахар, белые галеты, консервы.
-------------

Известия
Петроград
Стремясь обеспечить в возможно близкий срок созыв Учредительного собрания, Временное правительство назначило выборы на 30 сентября, причем вся тяжесть работ по составлению избирательных списков должна была лечь на городские самоуправления и вновь созданные волостные земства. Громадная работа по проведению выборов в местные учреждения потребовала времени. Ныне, в соответствии со сроком образования местных учреждений на установленном правительством основании прямого, всеобщего, равного и тайного избирательного права, Временное Правительство постановило: днем выборов в Учредительное собрание назначить 25 ноября 1917 года, а сроком созыва Учредительного собрания — 11 декабря 1917 года.
-------------

Елизавета Нарышкина
Царское Село
Все идет очень плохо: официально объявлен голод, боюсь, как бы он не захватил и Финляндию. У меня была М., говорила, что разорена в круг, так как жила доходами с имений. В Москве начинаются заседания особого совещания и продлятся до 29-го. Надо ждать, чем оно кончится.
-------------

Сила Земли

Заявление Винниченко французкому корреспонденту

Нашей военной цензурой задержана передача следующей телеграммы, адресованной в редакцию газеты «Intransigeant» в Париж:

— Нас, украинцев, — начал Винниченко, — 30 000 000 в России; насколько ненавистно было иго царизма, настолько сильно наше желание достигнуть национальной свободы; мы имеем исключительное право совершить это ныне же, немедленно, не дожидаясь конца войны, так как завтра может оказаться уже слишком поздно.

И с военной точки зрения мы желаем, чтобы наши 3 000 000 солдат-украинцев были соединены в одну единую народную армию, которая должна будет защищать исключительно лишь украинский фронт. Прибавьте, что украинцы сражаются вдвойне лучше великороссов.

Чем более русское правительство противится нашим требованиям, тем сильней некоторые украинцы останавливают свой взгляд на Австро-Германии, так как в нашей Раде заседает известное число германофилов. Лучшим исходом было бы удовлетворение наших требований без задержек.
serg_ya
24.08.1917

Джордж Бьюкенен

Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Я возвратился вчера ночью после недельного отдыха в Финляндии и видел Терещенко сегодня утром. Я очень разочарован, сказал я ему, тем, что если положение переменилось, то только к худшему, что едва ли хоть одна из задуманных дисциплинарных мер была применена на деле и что правительство кажется мне более слабым, чем когда-либо. На мой вопрос, согласен ли Керенский с Верховным главнокомандующим по вопросу о восстановлении смертной казни в тылу, он сказал, что только в течение последних нескольких недель оказалось возможным хотя бы поставить на обсуждение этот вопрос и что правительство вынуждено действовать с крайней осторожностью.

По его словам, Керенский отстаивал в Совете министров применение смертной казни за некоторые государственные преступления как военных, так и гражданских лиц, но кадеты возражали против применения ее к последним, опасаясь, что смертной казни могут быть подвергаемы лица, подозреваемые в возбуждении контрреволюции. Я возразил, что каковы бы ни были у правительства основания для осторожного образа действий в прошлом, сейчас оно не может терять времени; так, не говоря уже о военных перспективах, экономическое положение настолько серьезно, что если не будут приняты немедленно самые решительные меры, то зимою могут возникнуть серьезные затруднения.

Я некогда предостерегал императора, что голод и холод вызовут революцию, и если правительство не будет действовать быстро, то те же самые причины приведут к контрреволюции.

-----------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма
Дали свидание. В канцелярии у начальника тюрьмы. В присутствии чиновника министра юстиции. С разрешения самого министра. Очевидно, все работы кадета Исаева. Странно: кадеты, ходатайствующие за нас у меньшевиков и эсеров.

Свидание короткое, всего четверть часа. Удается все же узнать, что Шляпников не арестован, что Каменев выпущен. Красин и Горький хотят взять меня под залог. Минуты так коротки, что вместо вопросов молчишь и сверяешь часы. Сотой доли не спросила того, что хотела!..

-------------

Юрий Готье
Москва
Вчера составляли список избирателей по Раменскому обществу (до 38% грамотных, до 19% мобилизованных; в Крутецком было 28% и 15%; процент грамотных — считая только людей выше 20 лет). Список общий составлялся из списков по деревням.
-------------

Киевлянин

Временное правительство таки удосужилось и выдало мазепинцам, или, если хотите, украинцам, «Временную инструкцию». Но время горячее, а правительству некогда. Некогда спрашивать историков, существует ли на свете «украинская национальность» или нет такой, тем более раз историк Грушевский утверждает, что есть. Пока что для «временной» инструкции этого достаточно. Национальность признана. Схватить ножницы и выкроить территорию тоже недолго.

Не беда, если при этом от Черниговской губернии отрезано несколько уездов. Могут и сами присоединиться, да не только уезды, а пусть хоть целые губернии присоединяются. Через недельку г. Винниченко протелеграфирует, что к нему «присоединяются» губернии: Екатеринославская, Херсонская, Курская, Саратовская, Астраханская, пусть хоть Архангельская! И правительство присоединит, а там пусть себе Учредительное собрание разбирается — у него времени будет довольно. Правда, Винниченко и теперь уверяет, что украинцы живут от Карпат до Кавказа, но зачем писателю Винниченко такое множество украинцев? Это слишком. Пусть сперва хоть с этими управится, а понадобится, то еще прирежут.

Правда, следовало бы также спросить население, уже «самоопределенных» Временным правительством пяти губерний, хочет ли оно «прирезываться», устроить плебисцит или что-нибудь в этом роде, как полагается делать каждому порядочному социалисту, но право же — некогда. Правительство — временное, а дела масса. Да и почему не верить г. Винниченко?
serg_ya
25.08.1917

Елизавета Нарышкина

Царское Село
Сегодня началось московское совещание, очень страшно. Соглашение не получится, так как обнаруживаются два враждебных и непримиримых течения. Компромисс невозможен. Значит, предвидится гражданская война, а в конце, быть может, диктатура Корнилова. Как такой выход ни ужасен, он все же, по-моему, лучше, чем остальное. Чернов революционизировал всю Россию, Керенский революционизировал армию; дальше идти в этом направлении, я полагаю, невозможно. Монархическая партия приобретает все более влияния, но это может привести к кровопролитной борьбе.
-----------

Вудро Вильсон
Вашингтон, США
Я возьму на себя смелость передать самые теплые приветствия членам Совета, который сейчас проходит в Москве, от их друзей, американского народа. Я хочу выразить их уверенность в конечном триумфе идеалов демократии и самоуправления, несмотря на всех врагов внутри страны и за пределами России. Я также хочу вновь передать заверения американцев о любой материальной и моральной поддержке, предложенной российскому правительству для продвижения общего дела, в котором бескорыстно объединились два народа.
------------

Народное слово
Москва
С утра у Большого театра, где заседает Государственное совещание, громадные толпы народа, свыше десяти тысяч человек. Весь район, примыкающий к Большому театру, оцеплен тройным кордоном солдат и юнкеров. Порядок в толпе поддерживается пешей и конной милицией. Прорядок не нарушался. Никаких демонстраций не было, так как все организации, в том числе и большевики, усиленно призывали рабочих не устраивать демонстраций.

Толпа встречает прибывших делегатов весьма сдержанно, только незначительные кучки людей выражают одобрение, в большинстве же толпа настроена враждебно, раздаются даже свистки. Картина напоминает исторические дни созыва Первой Государственной думы в Петрограде.

------------

Федор Родичев
Петроград
Открылось Совещание в зале Большого театра. На сцене стол, за столом Керенский, окруженный министрами, вокруг сидят почетные члены: Брешковская, Кропоткин, Плеханов и другие. Зала делится проходом на две части: по одну сторону социалисты, большей частью в военных мундирах, по другую — это правая — не социалисты: бывшие октябристы, Народная Свобода, представители торгового промышленного мира… Ложи почти сплошь полны военными. Две стороны смотрят друг на друга с ненавистью. Накануне в залах университета были собрания для того, чтобы сколько-нибудь столковаться. Не столковались, а переругались… Впечатление от левого сектора живо напомнило мне Минский съезд. Военные делегаты жестами и позой старались показать свое революционное настроение. Они были просто неприличны. Помню, меня поразил один офицер, полулежащий в кресле закинув ногу на ногу. Выразительная фигура. Если бы я был скульптор — я бы вылепил с него РАБА. Не нужно бы и подписи.
------------

Илья Эренбург
Москва
Москва жила, как на вокзале, — в ожидании третьего звонка. Устраивали облавы на дезертиров. Ругались повсюду, а особенно в трамваях, которые ползли, облепленные людьми. В «Метрополе» отчаявшиеся либералы пили французское шампанское, расплачиваясь большими листами неразрезанных «керенок»; по привычке они бормотали, что нужно спасти Россию, может быть, им и хотелось спасти себя, но они больше ни во что не верили. В кафе «Бом» новоиспеченные издатели уверяли, что издадут «Гавриилиаду», мемуары Распутина и полное собрание сочинений любого из нас; некоторые быстро остывали к издательскому делу и переходили на мануфактуру или на сахар. В чайных на Шаболовке люди угрюмо ждали развязки.
------------

Ариадна Тыркова-Вильямс
Петроград
Государственное совещание. Общая неопределенность. Никто не знает. Все яснее, что дело в физической силе. Кокошкин рассказывает, как он напал на Чернова. Терещенко и Некрасов были согласны идти против него. Чернов вилял, пятился. Керенский смазал. Чернов остался. Керенский очень раздражен требованиями Корнилова. Ведет все дело тройка — Керенский‚ Некрасов и Терещенко.

Красный стол, золото и красное. Огромная сцена. Волненья, знакомые лица. Ложи и ряды. Старики-обшественники. Молодежь солдатская и рабочая. Сидят по организациям. Фигура Керенского, похож на юношу, быстрота его жеста. Голос. За ним два адъютанта, налево социалисты, направо кадеты и Некрасов.

-----------

Зинаида Гиппиус
Петроград, Сергиевская ул., 83
Любопытно составлял Керенский свое последнее (летом) министерство. В Царском. Савинков сам писал лист. Там был, прежде всего, Плеханов. Затем бабушка Брешковская (вместо Чернова, как имя). Бабушке была послана срочная теле­грамма, и Керенский волновался, что она во время не прие­дет, только через 24 часа. Вместе Керенский с Савинковым ездили на автомобиле к Плеханову. Плеханов согласился. Затем в ночь Керенский поехал в Спб., в Зимний дворец. И — говорит Савинков — тут же к нему зашмыгали вся­кие «либерданы» (кличка мелкой сошки из кучек «Либера» и «Дана»).

Один — в очках, другой — в pince-nez, третий — без ничего; под конец явилась знаменитая делегация из Гоца, Зензинова и еще кого-то с ультиматумом насчет Чернова. И к утру от списка не осталось ни черта. Савинкову было пору­чено послать Плеханову телеграмму с отказом и встретить на вокзале Брешковскую с извинением: напрасно, мол, тревожи­лись.

Таким образом и составилось «коалиционное» министер­ство, которого из Кисловодска «нельзя было понять». Нельзя, не зная, что происходит за кулисами. Да, везде и всегда кулисы…

-----------

Владимир Короленко -> Владимир Бурцев
Полтавская губерния, село Хатки

Открытое письмо Бурцеву

Владимир Львович. Совет раб. и солд. депутатов штаба Румынского фронта обратился ко мне с запросом, что мне известно о докт. Раковском. Я счел своею обязанностью ответить, что давно знаю д-ра X. Раковского и с негодованием отвергаю возможность обвинения, возведенного на него румынскими властями. Вам угодно было назвать мой ответ «явным недоразумением». Правда, вы сочли нужным сдобрить этот отзыв разными комплиментами по моему адресу, но они не меняют дела, и я имею основание считать себя обвиненным вместе с Раковским. Если он — немецкий агент, то я — его укрыватель.

Вы, вероятно, поймете, с каким отчасти уже и личным интересом я ждал, что вы предъявите доказательства тяжких обвинений, особенно после того, как через два дня в приписке к своей статье, напечатанной в «Речи», вы заявили, что на письма Троцкого и Раковского «дадите исчерпывающий ответ в печати». Я был уверен, что в этом ответе вы приведете доказательства, которые будут ясно поставлены и которые, значит, можно опровергать. Вы поймете поэтому, как я был удивлен, когда на вызов Раковским к третейскому суду вы ответили отказом. Если вы располагаете исчерпывающими доказательствами для ответа в печати — почему не предъявите их третейскому суду?

------------

Киевлянин

По сообщению «Новой Рады», в селе Глушкове на волостном сходе обсуждался вопрос о том, чтобы войти в границы автономной Украины. Поднялся невероятный шум и крики в адрес украинагитаторов: «Кто вы такие? Документ ваш! Зачем вы начинаете делить Россию?». Документ требовали даже у своего же односельчанина, которого знают с детства. Горлопаны кричали: «Не надо нам Украины! Это подкуп со стороны Центральной рады!». Затем появились новые украинские агитаторы, и крестьяне склонились на их уговоры и сделали угодные украинцам постановления. Но когда пришли к волостному старшине скрепить эти постановления, он сказал, что толпа с угрозами помешала ему это сделать. «Нова Рада» (№111) с грустью отмечает, что противников украинства — «горлопанов и безответственных людей» — в селе «хоть отбавляй; как только порядочный человек займет место в волости, он долго там не пробудет».

Своеобразное понятие о порядочности.
Книгочей
(Mighty Mouse @ 15-11-2013 - 13:00)
(Radko @ 14.11.2013 - время: 21:57)
Думаю, что наши внуки будут плакать горючими слезами от провала построения справедливой модели общества, уничтоженной изменниками и моральными уродами, потому что стахановскими темпами восстанавливается тот мир, который был разрушен в 1917-м. И если ты не родишься в семье бизнесмена, крупного чиновника, вора и т.п., то шансы получить место под Солнцем у тебя будут минимальны.
Может ничего страшного? Набрались опыта, сделаем работу над ошибками. Вырастут политтеоретики и построим после этого что-то типа Швеция2. Что ни делается, все - к лучшему

Я долго думал, что написать о своём вИдении роли и значении ВОСР, но ничего путного не придумал и решил выразить своё мнение отрывком из романа С.Лукьяненко "Сумеречный дозор" с которым полностью согласен :
скрытый текст
А если бы не было ВОСР, а всё ограничилось бы лишь Февральской революцией ? Т.к. сохранение монархии в любом виде тогда было невозможно, априори. И в этом случае, я уверен, ничего хорошего Россию не ожидало бы. Рано или поздно, но в Германии пришёл к власти Гитлер или лидер подобный ему, т.к. Версальская система была порочна в своей основе, а Германия, вообще, представляла собой, образно говоря, "мину замедленного действия" и готовилась к реваншу. Как и другие страны Европы и мира, а Япония уже воевала. В этой обстановке Россия не могла оставаться безучастным наблюдателем и была бы, так или иначе, но втянута в войну. Естественно, в новую Мировую. И в её преддверии пришлось бы мобилизовать все ресурсы страны, дабы подготовиться лучше, чем к Первой мировой войне. А для этого пришлось бы поступиться демократическими принципами и урезать права граждан. И, скорее всего, Государственная Дума одобрила бы диктаторские полномочия для одного из высших политических и/или военных деятелей. Одним словом, явился бы некий Сталин. Вообщем, было бы почти то же, что и в реальности. И лучше всего об этом сказал мудрый маг Гесер : "..— Антон, я с самого начала был против глобального эксперимента на людях, — с явным отвращением сказал Гесер. — Дурацкая идея, ее с девятнадцатого века вынашивали. Не зря Темные согласились. Никаких позитивных перемен это не несло. Та же самая кровь, войны, голод, репрессии…" - (с).
serg_ya
26.08.1917

Леонид Андреев

Финляндия, Ваммельсуу
Дни и ночи у нас жаркие, сухие, даже чудесные, а в политике все то же: барахтается утопающая Россия и пускает пузыри. А на берегу зрители и сочувствующие: опускайтесь, кум, на дно. Сейчас барахтаются в Москве, на совещании, и большевик Вересаев устраивает забастовку протеста. И все ожидаются драки: драка в Гельсингфорсе по поводу сейма, драка с Украиной и ничтожным Винниченкой, драка промеж себя. Вообще драка. Но все-таки Россия не утонет в этой грязной луже, хотя изгваздается как свинья. Так и надо — испытание, экзамен народу. Оказался плох, провалился, значит, надо готовиться еще.
-----------

Никита Окунев
Москва
Кроме трамваев вчера бастовали (сегодня трамваи ходят) на городском газовом заводе, прислуга и повара некоторых ресторанов и кофеен и на многих заводах. Не устыдились бастовать и в «земгорских» разных мастерских. Однако этим совещание не сорвано, и первый день его прошел в порядке, без эксцессов, как в самом Большом театре, так и около его. Собралось свыше 2000 человек. Совещание открылось речью Керенского, продолжавшейся более полутора часов. Она то вызывала аплодисменты правой стороны, то левой, но, как видно, не слила все сердца воедино, и если были бурные единодушные аплодисменты, то только по адресу союзников и «недезертирствующих» офицеров, да и то только из вежливости, а не по чистому побуждению.

Речь расцветена крылатыми фразами, но не окрылила никого. Все равно нам несладко, сегодня жизнь идет тем же манером. На Чистых прудах все равно такое же безобразие, хвосты такие же, матерного слова сколько угодно, папиросы — 1 р. десяток, маленькое яблочко — двугривенный штука, и пьяных порядочно. Много было сказано Керенским и угроз (направо и налево).
«Кто уже раз пытался поднять вооруженную руку на власть народную, пусть знают все, что эти попытки будут прекращены железом и кровью… Каждый, кто пройдет черту (в попытках открытого нападения или скрытых заговоров), тот встретится с властью, которая в своих репрессиях заставит этих преступников вспомнить, что было в старину самодержавие…

И какие бы и кто бы мне ультиматумы ни предъявлял, я сумею подчинить его воле верховной власти и мне, верховному главе его». Наконец-то Керенский поставил офицеров и солдат каждого на свое место, то есть признал, что «мозг русской армии — рядовое, боевое, карьеры не делающее, но безропотно при тяжких условиях, а иногда и испытаниях, погибающее за родину офицерство». А вот и «крылатость»: «Для нас и для меня нет родины без свободы и нет свободы без родины!» «Я хотел бы найти какие-то новые нечеловеческие слова, чтобы передать вам весь трепет, весь смертельный ужас, который охватывает каждого из нас, когда мы видим все до самого конца, смотрим во все стороны и понимаем, что опасность и там, и здесь.» (И не нашел, и не нужно — мы, обыватели российские, сами в большом трепете и ужасе все чаще стали задумываться, стоило ли огород городить, лучше ли нам стало?)

Министр финансов Некрасов много сообщил для всех нас «поучительного». Долгу на 1 января 1918 года — 15 млрд. «Ни одно царское правительство не было столь расточительным, столь щедрым в своих расходах, как правительство революционной России. В 1914 году выпускалось 219 млн бумажных рублей, в 1915 — 223 млн, в 1916 — 290 млн, в первые два месяца 1917 года — 423 млн, а с 1 марта по 16 июля — 832 млн. То расходование средств, которое было до сих пор, нам не по карману… Комиссия по вопросу о солдатских запасных пайках предъявила министерству финансов требование, исчисляемое суммой 11 млрд р. в год… Новый революционный строй обходится государственному казначейству гораздо дороже, чем обходился старый строй… Расходы продовольственных комитетов по их организации достигнут 500 млн в год, земельных комитетов — 140 млн в год. По одному только Путиловскому заводу на повышение заработной платы нужно до 90 млн р. до конца года». Поступления государственных доходов упали: земельные налоги — на 32 %, с городского недвижимого имущества — на 41 %, кварт. — на 43 %, военные — на 29 %, промысл. — на 19 %, выкупн. плат. — на 65 % и т. п.

Сегодня общего собрания нет, и происходят в разных помещениях групповые совещания.

-------------

Елизавета Кузьмина-Караваева
Имение Джемете, Анапа
Чувство всеобщей неразберихи какой-то и всеобщего ожидания катастрофы охватило с особой силой в зале Большого театра. Все члены совещания приезжали с готовыми мнениями, общего языка, конечно, никто не смог бы найти, и значение совещания сводилось, таким образом, лишь к тому, чтобы еще лишний раз показать, как разошлись пути революции и какая бездна лежит перед страной.
-------------

Иосиф Сталин
Петроград
Торжество революции — таков единственный путь освобождения народов России от национального гнета. Вывод один: вопрос об освобождении от национального гнета есть вопрос о власти. Корни национального гнета таятся в господстве помещиков и империалистической буржуазии. Передать власть в руки пролетариата и революционных крестьян — это именно и значит добиться полного освобождения народов России от национального гнета. Либо народы России поддержат революционную борьбу рабочих за власть, и тогда они добьются освобождения, либо они ее не поддержат, и тогда не видать им освобождения, как не видать своих ушей.
------------

Александр Бенуа
Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
После моего выхода из «Новой жизни» я почти не встречался с Горьким, но довольно часто я встречался с Луначарским, позиция которого стала все более уясняться для него же самого и расчеты которого на большевиков как на единственную группу людей, способных вывести страну из катастрофического состояния, все более крепли. С другой стороны, все менее надежд теперь возлагают на все другие партии, и менее всего на личность недавнего полубога — Керенского. Про него ходят всякие иронические рассказы: будто он, поселившись в Зимнем дворце в комнатах, служивших когда-то резиденцией Александру III, целыми днями там распевает оперные арии, принимает всякий сброд и все менее интересуется делами. Его правительственная деятельность теряет всякую «отчетливость», он едва сам еще верит в свою миссию…
serg_ya
27.08.1917

Илья Эренбург

Москва
Толстой так описал разговоры лета 1917 года: «Пропадем или не пропадем? Быть России или не быть? Будут резать интеллигентов или останемся живы?»; другой говорил: «Оставьте, батенька, зачем нас резать, чепуха, не верю, а вот продовольственные магазины громить будут»; третий сообщал из достоверного источника, что «к первому числу город начнет вымирать от голода».
---------

Зинаида Гиппиус
Петроград, Сергиевская ул., 83
Московское совещание, по-видимому, скрипит и трещит. Все полно глупыми слухами, как дымом… которого, однако, нет без огня. Факт тот, что Корнилов торжественно явился в Мо­скву, не встреченный Керенским, и даже, будто бы, вопреки категорическому приказу Керенского не являться, торже­ственным картежом проследовал к Иверской, и толпы народа кричали «ура». Затем он выступал на Совещании. Тоже ова­ция. А кучке, демонстративно молчащей, кричали: «Изменни­ки! Гады!».

Керенский — вагон, сошедший с рельс. Вихляется, ка­чается, болезненно и — без красоты малейшей. Он близок к концу, и самое горькое, если конец будет без достоинства. Я его любила прежним (и не отрекаюсь), я понимаю его трудное положение, я помню, как он в первые дни свободы «клялся» перед Советами быть всегда с «демократией», как он одним взмахом пера «навсегда» уничтожил смертную казнь…

Но перед Керенским сейчас только два пути достойных, только два. Или впредь вместе с Корниловым, Савинковым и знаменитой программой, или, если не можешь, нет нужной силы, объяви тихо и открыто: вот какой момент, вот что тре­буется, но я этого не вмещаю, и потому ухожу. И уйти… уже не бутафорски, а по-человечески, бесповоротно. Я боюсь, что оба пути слишком героичны… для Керенского. Оба, даже вто­рой, человеческий. И он ищет третьего пути, хочет что-то удержать, замазать, длить дленье… Третьего нет, и Керенский найдет «беспутность», найдет бесславную гибель… и хорошо, если только свою. В такой момент и на таком месте человек обязан быть героичен, обязан выбрать, или…

-----------

Пьер Паскаль
Петроград
В общем и целом, мы в России в большем согласии и в большей симпатии с американцами, чем с англичанами. Только вместе с американцами мы можем что-нибудь сделать. Принял молодого моряка, стремящегося записаться во французскую армию в Румынии: оказалось, это женщина.
-----------

Александр Гучков
выступает на Государственном совещании

Москва
Господа, мы воевали плохо. Теперь мы воюем еще хуже, а иногда и совсем не воюем. Проиграем ли мы войну? Не знаю, но мы к тому идем. Тяжкая моральная болезнь, охватившая армию и страну, протекает дальше своим роковым течением. Народное хозяйство расшатано вконец, непоправимо. Целые отрасли промышленности быстро идут к смерти, другие едва влачат свое существование. В частности, добыча топлива и металла падает в ужасающей прогрессии. Снабжение армии в боевом и интендантском отношениях встречает с каждым днем все новые и новые затруднения. Снабжение страны предметами первой необходимости становится чем-то несбыточным. Падение производительности труда — ужасающее.

Продовольственный кризис приобретает уже характер народного бедствия, принимая местами самые острые формы. Сельскому хозяйству нанесены тяжкие, подчас непоправимые удары. Расстройство транспорта, особенно железнодорожного, приобретает размеры чудовищной катастрофы и грозит местами полным прекращением движения. Финансовый крах уже завершился, и благополучие государственного казначейства находится всецело в зависимости от быстроты оборотов и исправности печатных станков в экспедиции заготовления государственных бумаг. Банкротство органов самоуправления грозит в ближайшем будущем оставить без удовлетворения ряд наиболее жизненных и культурных потребностей населения, и в общественной атмосфере грозно накапливается напряженная тревога и озлобленное недовольство.

Такова картина русской современной действительности, картина, которую вы можете восстановить по тем штрихам и фактам, которые рассыпаны в докладах, сделанных представителями правительства. И в этой картине русской современности есть еще одна характерная черта сходства, сближающая ее с дореволюционным периодом. В центре этого трагического хаоса русской жизни стоит как первопричина современная русская государственная власть. И все пути врачевания наших общественных недугов, которые в совокупности своей сливаются в ту смертельную болезнь, которая ведет наш государственный организм к гибели, все они приводят нас к одной проблеме, проблеме оздоровления нашей центральной государственной власти.

Эта проблема оздоровления власти не перестает быть очередной и жгучей с первых же дней переворота. Господа, эта власть больна тем, что ее нет. Эта власть — тень власти (аплодисменты справа), подчас являющаяся со всеми подлинными и помпезными атрибутами власти, с ее жестикуляцией и ее терминологией, с ее интонациями, в которых слышатся подчас оттенки, от которых мы как будто стали отвыкать, и тем трагичнее этот контраст между жизненной необходимостью создания подлинной, твердой, истинно государственной власти и между судорожными поисками и страстной тоской по этой власти.

-----------

Павел Рябушинский
Москва
Хлеба в России достаточно, но будут голодать и умирать от голода люди от неправильного распределения. Неужели новая власть отнесется к словам знающих, как относилась и погибшая старая. Кошмарные мысли о голоде миллионных масс, пример которому может быть только в Индии, и ответственность перед своею совестью заставляют меня говорить о необходимости сверхсрочных мер. Нужно помнить, что в голодных губерниях находятся почти все заводы, работающие на оборону.

Не страшна гибель наша и тем, кому поручено питание населения, а страшна гибель свободы, которая может быть растоптана во время голодных бунтов, и опять наступит безысходная духовная и материальная нищета народа.

------------

Михаил Богословский
Шашково, Рыбинский уезд
Утро за работой до чая. Затем ходили в Лучинское за картофелем — насколько здесь жизнь легче, чем в Москве. Главные предметы продовольствия здесь можно достать без препятствий, заплатив, конечно, втрое-впятеро дороже, чем прежде, но все‑таки все можно достать, тогда как в Москве не достанешь ни за какие деньги.
------------

Софья Толстая
Тульская губерния, Ясная Поляна
В 2 часа поехала с дочерью Таней за провизией. Объехали восемь лавок, из них четыре потребительских, и ровно ничего не нашли, кроме десяти селедок и ковриги ржаного хлеба. Угрожает голод. В Туле тоже решительно ничего нет в продаже.
------------

Елизавета Кузьмина-Караваева
Имение Джемете, Анапа
Единого языка у русских людей нет. Государственное совещание разделилось резко на две части: правая часть настаивала на крупных мерах по отношению всех, не желающих выполнять требований, которые предъявляются необходимостью вести войну, а левая утверждала, что о старой дисциплине сейчас говорить не приходится, что везде и повсюду должно сказаться влияние новой жизни, созданной революцией.

Первым мерещилась за спиной социалистов ухмылявшаяся физиономия Ленина, и поэтому они им не верили; социалисты же в свою очередь прозревали за спиной своих противников белого генерала, которому будет поручено «прекратить все это безобразие», — и они в свою очередь не верили им.

Беда в том, что на совещании есть партии, земские и городские самоуправления, советы, фронтовые организации, представители кооперативов — одним словом, каждой твари по паре — а России-то и нет.

-----------

Иосиф Сталин

Бегство из Петрограда

Московское совещание открылось. Открылось оно не в Петрограде, не в центре революции, а подальше от него, в «московской тиши».

В дни революции важные совещания созывались обычно в Петрограде, в цитадели революции, свергнувшей царизм. Тогда Петрограда не боялись, тогда льнули к нему. Но теперь дни революции сменились сумерками контрреволюции. Теперь Петроград опасен, теперь его боятся как чумы и… бегут от него как черти от ладана, подальше, в Москву, «где не так беспокойно», где, по мнению контрреволюционеров, всего легче обделать свои черные дела.

«Совещание пойдет под флагом Москвы, московские идеи, московские настроения далеки от гнилого Петрограда — язвы, заражающей Россию» («Вечернее Время», 11 августа).
Так говорят контрреволюционеры. С ними совершенно согласны «оборонцы».

— В Москву, в Москву! — шепчутся «спасатели страны», удирая из Петрограда.
— Скатертью дорога, — отвечает им революционный Петроград.
— Бойкот вашему совещанию, — бросают им вдогонку петроградские рабочие.

А Москва? Оправдает ли она надежды контрреволюционеров?

Что-то не похоже на это. Газеты полны сообщений об общей забастовке в Москве. Забастовка объявлена московскими рабочими. Рабочие Москвы, как и питерские, бойкотируют совещание. Москва не отстает от Петрограда.

Да здравствуют московские рабочие!

Что же, опять бежать?
Из Петрограда в Москву, а из Москвы — куда?
Может быть, в Царёвококшайск?

Плохи, плохи дела господ версальцев…
***

От совещания до «долгого парламента»

Подготовляя Московское совещание, гг. «спасатели» делали вид, что созывают «простое совещание», ничего не решающее, ни к чему не обязывающее. Но «простое совещание» мало-помалу стало превращаться в «государственное», потом — в «великий собор», а теперь определенно говорят о превращении совещания в «долгий парламент», решающий важнейшие вопросы нашей жизни.

«Если на Московском совещании, — говорит атаман Терского казачьего войска Караулов, — не выкристаллизуется центр объединения страны, то будущее России рисуется в печальных тонах. Думаю, однако, что такой центр будет создан… а если… такой опорный пункт выявится, то Московское совещание окажется не только жизненным органом, но имеет шансы на весьма долгое и яркое существование вроде “долгого парламента” в эпоху Кромвеля. Со своей стороны я как представитель казачества постараюсь всеми мерами способствовать образованию такого объединяющего центра» («Русские Ведомости», веч., 11 августа).

Так говорит «представитель казачества».

Московское совещание как «центр объединения» контрреволюции — таков короткий смысл длинной речи Караулова.

То же самое говорит донское казачество в наказе своим представителям:

«Правительство должно быть организовано Московским совещанием или Временным комитетом Гос. думы, а не какою-либо партией, как это было до сих пор. Такому правительству должна быть предоставлена вся полнота власти и независимости».
Так говорит войсковой круг донского казачества.
А кому теперь неизвестно, что «казаки — это сила»?

Сомнения невозможны: либо совещание не состоится, либо оно неминуемо превратится в «долгий парламент» контрреволюции.

Меньшевики и эсеры, созвавшие совещание, облегчили дело организации контрреволюции, все равно — хотели они этого или нет.

Таков факт.
***

Кто они?
Кто они, эти воротилы контрреволюции?

Это, прежде всего, военщина, верхи командного состава, ведущие за собой известные круги казачества и георгиевских кавалеров.

Это, во-вторых, наша промышленная буржуазия с Рябушинским во главе, с тем самым Рябушинским, который угрожает народу «голодом» и «нищетой», если он не откажется от своих требований.

Это, наконец, партия Милюкова, объединяющая генералов и промышленников против русского народа, против революции.

Все это достаточно выяснилось на «предварительном совещании» генералов, промышленников и кадетов 8-10 августа.

«У всех на устах имя ген. Корнилова, — пишет “Биржёвка”. — Доминирующее влияние на совещание имеют представители так называемой военной партии во главе о ген. Алексеевым и делегаты казачьего союза. Речь ген. Алексеева, произнесенная на первом заседании и встреченная совещанием бурными выражениями одобрения, будет повторена на Московском государственном совещании» («Вечерняя Биржёвка», 11 августа).

Это та самая речь, которую Милюков предложил издать в виде отдельного листка.

Далее:

«Большое внимание вызывает к себе ген. Каледин. К нему особенно приглядываются и прислушиваются. Вокруг него группируется вся военная часть» («Вечернее Время», II августа).

Наконец, всем известны ультиматумы георгиевских кавалеров и казачьих союзов, возглавляемых теми же свергнутыми и еще не свергнутыми генералами.
Причем ультиматумы исполняются немедля. Ибо военные не любят «зря болтать».
Сомнения невозможны: дело идет к утверждению и оформлению военной диктатуры.
Отечественная и союзная буржуазия будет ее «лишь» финансировать.

Недаром так «интересуется совещанием сэр Бьюкенен» (см. «Биржёвку»), который, кажется, тоже собирается выехать в Москву.

Недаром торжествуют молодцы г. Милюкова.

Недаром чувствует себя Рябушинский Мининым, «спасающим» и пр.
* * *

Чего они хотят?

Они хотят полного торжества контрреволюции. Выслушайте резолюцию предварительного совещания.

«Пусть в войсках будет восстановлена дисциплина, и власть перейдет к командному составу».

Иначе говоря: обуздай солдат!

«Пусть центральная власть, единая и сильная, покончит с системой безответственного хозяйничания коллегиальных учреждений».

Иначе говоря: долой Советы рабочих и крестьян!

Пусть правительство «решительно порвет со всеми следами зависимости от каких бы то ни было комитетов, Советов и других подобных организаций».

Иначе говоря: пусть правительство зависит только от «советов» казаков и «конферентов» георгиевских кавалеров.

Резолюция уверяет, что только таким путем может быть «спасена Россия».

Кажется, ясно.

Ну что же, господа соглашатели, эсеры и меньшевики, согласны вы устроить соглашение с представителями «живых сил»?

Или, может быть, раздумали?

Несчастные соглашатели…
* * *

Голос Москвы

А Москва делает свое революционное дело. Газеты сообщают, что по призыву большевиков в Москве уже началась общая забастовка вопреки решению Всероссийского исполнительного комитета, до сих пор еще тащущегося в хвосте за врагами народа.

Позор Исполнительному комитету!

Да здравствует революционный пролетариат Москвы!

Пусть сильнее раздастся голос наших товарищей в Москве на радость всем угнетенным и порабощенным!

Пусть узнает вся Россия, что есть еще на свете люди, готовые грудью отстаивать дело революции.

Москва бастует. Да здравствует Москва!
serg_ya
28.08.1917

Елизавета Нарышкина

Царское Село
У меня мало доверия к такту и осторожности монархической партии. В Киеве несколько офицеров вошли во время обедни в церковь и заставили священника поминать государя Алексея Николаевича. К чему такое ребячество? Оно может только раздражить и возбудить страсти. Это, мне кажется, недостаточно серьезно; не чувствуется ни сплоченности, ни согласия. Положение отчаянное. Идет разложение России, все области, входящие в состав империи, начинают от нее отделяться. Украинское движение мне кажется очень угрожающим.
-----------

Иосиф Сталин
Петроград
Для чего созвано «Московское совещание», как не для того, чтобы, утвердив позиции контрреволюции, получить санкцию (и кредит!) на этот шаг со стороны «людей земли»? К чему сводится речь Керенского на «совещании» с призывом к «жертвам» и к «классовому самоограничению» в интересах, конечно, «родины» и «войны», как не к утверждению империализма?

Нет, господа соглашатели! Настал момент, когда колебаниям и соглашениям не должно быть больше места. В Москве уже определенно говорят о «заговоре» контрреволюционеров. Буржуазная печать пробует испытанный способ шантажа, распространяя слухи о «сдаче Риги». В такой момент надо выбирать, либо за пролетариат, либо против него.

------------

Георгий Плеханов
Москва
Кто такой Керенский? Ведь он не только русский министр, а глава власти, созданной революцией. Слезливый Ламартин был всегда мне противен, но Керенский даже не Ламартин, а Ламартинка, он не лицо мужеского пола, а скорее женского пола. Его речь достойна какой-нибудь Сарры Бернар из Царевококшайска. Керенский — это девица, которая в первую брачную ночь так боится лишиться невинности, что истерически кричит: «Мама, не уходи, я боюсь с ним остаться».
-----------

Федор Родичев
последнее заседание Государственного совещания

Петроград
Во время Совещания одним вечером я видел Брусилова. Он поносил Керенского, уволившего Брусилова за то, что тот не выехал встречать его на станцию железной дороги, поносип Корнилова за то, что церемонился с Временным правительством, с комитетами, с большевиками.
------------

The New York Times

Президент Вильсон снова высказал уверенность в способности демократических элементов в России одержать победу над «всеми внутренними и внешними врагами». Об этом говорится в телеграмме, отправленной из Вашингтона в Москву.
serg_ya
29.08.1917

Джордж Бьюкенен

Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Хотя, за исключением экстремистов, все партии согласны с тем, что нельзя причинять затруднений правительству, однако же Совещание, далеко не обеспечив национального единства, скорее подчеркнуло разногласия между разными партиями, и, вероятно, не пройдет и нескольких недель, как мы окажемся перед новым кризисом.
-----------

Владимир Набоков
Москва
Те, кто были на так называемом Государственном совещании в Большом московском театре, конечно, не забыли выступлений Керенского, — первого, которым началось совещание, и последнего, которым оно закончилось. На тех, кто здесь видел или слышал его впервые, он произвел удручающее и отталкивающее впечатление. То, что он говорил, не было спокойной и веской речью государственного человека, а сплошным истерическим воплем психопата, обуянного манией величия. Чувствовалось напряженное, доведенное до последней степени желание произвести впечатление, импонировать. Во второй — заключительной — речи он, по-видимому, совершенно потерял самообладание и наговорил такой чепухи, которую пришлось тщательно вытравлять из стенограммы. До самого конца он совершенно не отдавал себе отчета в положении.
------------

Иосиф Сталин
Москва
Коронация контрреволюции – вот результат Московского совещания.
------------

Ариадна Тыркова-Вильямс
Петроград
Кишкин рассказывает, что Керенский и Некрасов ждали в Москве вооруженного восстания с Корниловым во главе. Расставили пулеметы в доме генерал-губернатора…

Все считают, что Керенский провалился.

------------

Елизавета Кузьмина-Караваева
Имение Джемете, Анапа
Не все ли равно по существу, в каком порядке говорят они: спасение родины и революции или революции и родины? Только крайние фланги совещания разделили между собой этот лозунг пополам: большевики говорили только о революции, а правые — только о родине, подразумевая под родиной прошлую Россию и не приемля новую. Но это было меньшинство. У остальных родина и революция сочетались в нечто, за что надо было бороться, что требовало жертв и мысль о чем заставляла тревожно задумываться, — становилось ясно, что грядущие испытания будут невыносимы.
------------

Михаил Богословский
Шашково, Рыбинский уезд
В Москве, кажется, стало несколько крупных фабрик, в том числе и Прохоровская, так что, оказывается, уже много безработных. На безработице и вернется к нам монархия, когда эти голодные и измученные люди потребуют от своих вождей, как евреи от Моисея, чтобы вели их назад в Египет, где они были в рабстве, но ели лук и чеснок.
------------

Временное Правительство

Приказ начальника гарнизона полковника Григорьева войскам Казанского гарнизона

«Приказом по войскам Казанского гарнизона за № 14 было категорически воспрещено населению во избежание несчастных случаев собирать разбросанные по улицам снаряды, которые могут взорваться.

Между тем замечено, что жители подбирают снаряды, рассматривают их и иногда уносят с собой.

Вновь категорически подтверждаю запрещение собирать разбросанные по улицам снаряды, воспрещаю рассматривать их и приказываю всем лицам, в помещениях которых или во дворах окажутся таковые снаряды, немедленно заявить о том в ближайший милиционный район для сдачи их военному ведомству.

Предупреждаю, что в дальнейшем в случае обнаружения снарядов у населения на руках и в квартирах виновные понесут ответственность по законам военного времени, причем ответственность за могущие произойти несчастья понесут и не только те лица, у которых окажутся снаряды, но и хозяева домов и квартир. Для сбора снарядов командированы специальные отряды».

-----------

Виктор Шкловский
Петроград
Вернулся в Петроград. Выступал в Петроградском Совете. Говорил о том, что армия тяжело ранена, ранена еще до революции. Посмотрел на Петроград. Посмотрел, как правая часть Временного правительства запугивает левую часть и как они все вместе боятся большевиков. В этом я участия не принимал и уехал обратно в армию помощником комиссара.
------------

Владимир Короленко
Полтавская губерния, село Хатки
Немецкие деньги — пустяки. Честный большевизм опаснее всякого подкупа. А он есть, и не у одних большевиков…

Бурцев стал орудием клеветы, которую распускают рептилии румынского правительства. Вообще, я считаю, что не только на моих румынских друзей, но и на большевиков много клевещут, и это очень вредно, так как в конце концов правда выяснится, и это пойдет большевикам на пользу, а России — во вред.

------------

Лев Троцкий
Петроград
Немедленно же после освобождения Каменева из демократического министерства юстиции был пущен в печать слух об его причастности к царской охранке. Каменев потребовал расследования. ЦК поручает Сталину «переговорить с Гоцем (один из лидеров эсеров) о комиссии по делу Каменева». Мы уже встречали поручения такого типа: «поговорить» с меньшевиком Анисимовым о гарантиях для Ленина. Оставаясь за кулисами, Сталин лучше других подходил для всякого рода щекотливых поручений. К тому же у ЦК всегда была уверенность, что в переговорах с противником Сталин не даст себя обмануть.

«Змеиное шипение контрреволюции, — пишет Сталин 26 августа по поводу клеветы на Каменева, — вновь становится громче. Из-за угла высовывает гнусная гидра реакции свое ядовитое жало. Укусит и опять спрячется в свою темную нору» — и т. д. в том же стиле тифлисских «хамелеонов». Но статья интересна не только стилистически. «Гнусная травля, вакханалия лжи и клеветы, дерзкий обман, низкий подлог и фальсификация, — продолжает автор, — приобретают размеры, доселе невиданные в истории… Сперва намеревались испытанных борцов революции объявить германскими шпионами, когда это сорвалось — их хотят сделать шпионами царскими. Так людей, которые всю сознательную жизнь посвятили делу революционной борьбы против царского режима, теперь пытаются объявить… царскими слугами… Политический смысл всего этого очевиден: контрреволюционных дел мастерам во что бы то ни стало необходимо изъять и обезвредить Каменева как одного из признанных вождей революционного пролетариата».

------------

Владимир Пуришкевич
Петроград, Кузнечный пер., 2, квартира полковника Винберга
Свобода, народом добытая, втоптана в грязь, анархия заливает Родину нашу, и нет просвета впереди. Говорить в настоящее время о восстановлении монархии открыто не приходится. Слишком много еще противников монархии среди интеллигенции и широких слоев народа. Поэтому на время следует, не заикаясь о восстановлении монархии, мобилизовать все силы для сплочения государственных политических течений в одно русло в целях борьбы с анархией.
------------

Григорий Зиновьев

Быстро прославивший себя речью на 2-м Всероссийском торгово-промышленном съезде банкир Рябушинский сказал при бурных аплодисментах всего съезда:

«У нас фактически воцарилась шайка политических шарлатанов. Советские лжевожди народа направили его на путь гибели, и вот все русское царство встало перед зияющей пропастью… Может быть, для выхода из положения потребуется костлявая рука голода, народная нищета, которая схватила бы за горло лжедрузей народа — демократические советы и комитеты… Стонет русская земля от их товарищеских объятий; пока народ их не понимает, но как скоро поймет, он скажет: обманщики народа».

Всякий сознательный рабочий и крестьянин, наверное, от всей души поблагодарит виднейшего представителя русского империализма за эти откровенные слова. Официальные представители и слуги империализма почти никогда не грешат откровенностью: их главная задача — обманывать народ насчет сущности империалистической политики посредством широковещательных фраз, или ничего не говорящих «государственных» пустословий, или гладеньких дипломатических уверток. Какие мастера на эти увертки все министры, начиная от главы бонапартистов Керенского и кончая Черновыми и Авксентьевыми, Скобелевыми и Церетели! Тем ценнее грубая, цинично-откровенная классовая правда, выбалтываемая иногда наглыми купцами-миллионщиками вроде Рябушинского, которых вся жизнь приучила к безграничной вере в силу рубля, к заносчивому презрению к «голытьбе», к трудящимся массам. Стесняться нечего. Можно и нагишом показаться. К чему скрывать свою безудержно-дикую ненависть к Советам как революционным организациям масс?

Благодарим за правду, откровенный банкир, гражданин Рябушинский. Это — классовая правда, ибо вся буржуазия, вся кадетская партия, ее наилучшая политическая представительница, именно так смотрит на Советы, именно так смотрит на пролетариат и крестьянство, боясь откровенно выразить свое настоящее мнение.

Горькая, циничная, даже дико-грубая классовая правда в тысячу раз полезнее для просвещения угнетенных масс, чем те слащавые речи, в которых такого искусства достиг хотя бы Церетели, угнетающий народ «возвышающим обманом».

Но классовая правда смотрит в лицо нам не только из того места речи Рябушинского, где выражена кипучая ненависть капиталистов к Советам. Правдой, и не менее ценной правдой, надо признать также указание на костлявую руку голода как возможный выход из положения. О, капиталисты — деловые люди, привыкшие смотреть на вещи без прикрас, привыкшие ценить «царя-голода» во всем его значении, видеть его во всей его наготе!

Да. Костлявая рука голода ближе всего подбирается к миллионам и десяткам миллионов семей рабочих и крестьян. Да, капиталисты делают все возможное и все невозможное, чтобы увеличить число жертв голода, чтобы ускорить — и затягиванием войны, и локаутами, и саботированием производства — приближение костлявой руки. Да, капиталисты правы, что именно эта костлявая рука, всего вероятнее, открывает возможный к выход из положения, которое так безмерно, так невероятно запутывается все больше и больше.

Весь вопрос в том, кого эта рука «схватит за горло». Весь вопрос в этом. Банкир Рябушинский превосходно «подвел» своих слушателей к этому, бесспорно, важному, даже самому важному вопросу всей революции.

Кого костлявая рука голода схватит за горло? Вы думаете, любезный гражданин Рябушинский, что она схватит демократов, членов Советов? Смотрите, не ошибитесь. Не схватит ли эта рука за горло капиталистов, кадетов, черносотенцев, юнкеров, офицеров и генералов, бонапартиста Керенского и его товарищей по министерству? Не вызывают ли именно капиталисты со всеми их приблизительно перечисленными нами друзьями и защитниками наибольшую ненависть к себе голодных? Не учит ли голодных вся их жизнь, не учила ли их специально и особо, с чрезвычайной внушительностью, настоящая русская революция, что их главный враг — капиталисты? Поживем — увидим.

Но сознательные рабочие не только будут «жить и ждать». Они сейчас же начнут готовиться и действовать. Они отвернутся от эсэров и меньшевиков, захвативших теперешние Советы, поддержавшие голодных в их обманчивой надежде на соглашательство с капиталистами. Они отвернутся окончательно от этих партий, от их пошлой игры в соглашения с капиталистами и бонапартистами. Они пойдут к голодным, они будут учить их, что костлявая рука голода приближается к ним неуклонно и неизбежно, пока держится богатство и всевластие Рябушинских, пока держится правительство бонапартиста Керенского и его друзей. Сознательные рабочие будут учить голодных, что близится время, когда не только «возможный», но единственный «выход из положения» будет состоять в том, чтобы «костлявая рука голода» схватила за горло капиталистов и чтобы вся власть перешла к питерским рабочим.

Вся власть в руках питерских рабочих — вот единственный выход из положения. Вот единственная надежда голодных. Вот единственный путь к получению помещичьих земель крестьянами без выкупа. Вот единственный путь к полной свободе всех народов России, к свободному, действительно братскому соглашению с финнами, с украинцами, со всеми народами России, которых так долго, так подло, так палачески угнетали цари, помещики и капиталисты Великороссии. Вот единственный путь к спасению от голода и от ужасов империалистской, захватной войны.

Делайте свое дело, гражданин Рябушинский, мы будем делать свое. Грабьте и разоряйте, наживайтесь «на войне», скапливайте новые миллионы и миллиарды в ваших банках. Подкупайте кадетские и черносотенные газеты. Подкупайте черные сотни, чтобы они направляли «костлявую руку голода» против демократов, против членов Советов. Мы будем делать свое дело. Мы постараемся направить костлявую руку голода против истинных врагов трудящегося и голодного народа…
serg_ya
30.08.1917

Разумник Иванов-Разумник

Царское Село, Колпинская ул., д. 20
«Московское совещание», зачем-то созванное, так же тускло закончилось, как и началось. Говорили, говорили, говорили; измученные стенографистки записывали речи фунтами и пудами; ораторы то жевали старую солому революционных фраз, то театрально взывали к единению и патриотизму. Читаешь газеты за всю неделю — зевается и сладко спится. Господи, да когда же поймут они, все эти «деятели революции», что о революции не говорят, что ее делают, что вороха ненужных слов — только камни на дороге нового творчества, только рвы и колдобины на пути к Новому Миру?
-------------

Сберегательные кассы

Ближайшим результатом работы Московского государственного совещания, в особенности симпатии, проявленной к этому совещанию со стороны американцев, как передают, явилась возможность заключить на заграничном рынке 5-миллиардный государственный заем. Заем будет реализован на американском рынке. Благодаря этому займу будет выполнена малая финансовая программа Временного правительства.
-------------

Антон Деникин

Борьба продолжается. Открытая, тяжелая, в которой нервы напрягаются до последней крайности и чувствуется страшная усталость. Мне тяжело.

-------------

Джордж Бьюкенен
Петроград, Дворцовая набережная д. 4, Британское посольство
Терещенко, с которым я имел беседу по возвращении его из Москвы, считает, что Совещание укрепило правительство. «Верховный главнокомандующий, — заявил он, — снабжен теперь полнотой власти в отношении армии на фронте, но не требовал немедленного применения смертной казни повсюду в тылу». Военное положение введено в Казани, но было бы рискованно вводить его в Петрограде. Однако будут приняты другие меры для того, чтобы справиться с положением, которое — он согласен с этим — очень неудовлетворительно.
-------------

Борис Савинков
Петроград, Мойка, 67, здание Военного министерства
Из Москвы возвратился Керенский. Мне уже было известно, что на Государственном совещании он произнес речь, в которой говорил о «железе и крови». Мне уже было известно также, что он желает меня сохранить на посту управляющего Военным министерством, но при условии отставки Филоненки. На отставку Филоненки я согласиться не мог… Керенский не настаивал… Он вызвал меня к себе и, очень волнуясь, заявил, что на Государственном совещании «контрреволюция» подняла голову, что в этом виновен я, ибо питаю своей деятельностью надежды «контрреволюционеров», что мой план известен ему, что я хочу, чтобы вместо одного его, Керенского, государственную политику направляло три человека — Керенский, Корнилов и я, и что он этого не допустит. Но вместе с тем он заявил мне, что из соображений государственных он вынужден просить меня взять мою отставку обратно и согласиться со мной по вопросу о смертной казни в тылу.
------------

Владимир Короленко
Полтавская губерния, село Хатки
Почему, в самом деле, еще в 1906 году нельзя было заикнуться о республике, а московское восстание армия с такой жестокостью потопила в крови?.. И почему 27 февраля 1917 года те же полки пришли с красными знаменами приветствовать революцию? Значит ли это, что с тех пор Россия успела из монархической превратиться в республиканскую, что монархию победила республика? Незачем обольщаться.

В десять лет не создаются в народе ни республиканские убеждения, ни республиканские нравы. Народ так же мало знает о республике теперь, как и в 1905 году. У нас республика не потому, что мы стали республиканцами, а лишь потому, что сразу перестали быть монархистами. В минуту страшной опасности для отечества Николай II не захотел и не сумел объединить народ для борьбы и защиты. Этим он поднял против себя народное чувство.

------------

Александр Колчак -> Анна Тимирева
Корабль Gloucestershire, Ирландское море
Милая, дорогая моя Анна Васильевна. Вчера утром я уехал с миссией из Лондона в Glasgow, считая невозможным ждать далее телеграмм из Петрограда, имея сведения о крайне трудном теперь сообщении с Америкой и желая воспользоваться любезностью Адмиралтейства, предложившего мне совершить переход через океан на вспомогательном крейсере.
------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма
Думала, после врачебного освидетельствования дело пойдет скорее — освободят под залог и поруки. Первые дни начальник тюрьмы был сама любезность: заходил в неурочный час, справлялся, не надо ли лекарств, не позвать ли тюремного врача. И прибавлял неизменно: «Пока еще ко мне относительно вас никакой бумаги не поступало. Но будем надеяться, что ваши влиятельные друзья всего добьются».

Дни шли. А движения — никакого. Дни в тюрьме равны месяцам.

----------

Святейший Синод
Москва, Лихов пер., 6
Святейшим синодом отпущено 1 000 000 руб. на содержание Собора. Этой суммы хватит только на три месяца. Св. синодом возбуждено ходатайство об отпуске средств из казны на нужды Собора, но если бы ждать, когда состоится правительственное постановление по сему предмету, то Собор задержался бы на долгое время, поэтому я присоединяюсь к мысли Родзянко об исходатайствовании средств из Государственного казначейства на покрытие расходов по созыву Собора.

В. Н. Львов

----------

Павел Скоропадский
Бердичев, Волынская губерния
Вернувшись к себе в корпус, я положительно приуныл: отношения между офицерами еще больше обострились. Прапорщики начали высказывать свое политическое кредо, многие из них оказались противниками войны, на заседаниях комитетов, куда многие из этих крикунов попали, была обычная тема о корпусе, который должен защищать лишь Украину, центром которой является Киев, что, если сейчас корпус не будет отведен к Киеву, его займут великорусские войска, возвращающиеся с фронта, и тогда — конец Украине.
----------

Пьер Жильяр
Тобольск, второй этаж губернаторского дома, ул. Мира, 10
Вначале условия нашего заключения были довольно сходны с царскосельскими. У нас было все необходимое. Тем не менее государь и дети страдали от недостатка простора. В самом деле, для своих прогулок они располагали только очень маленьким огородом и двором, который устроили, окружив забором широкую малопроезжую улицу, проходившую на юго-восток от дома. Этого было очень мало, и там приходилось быть на глазах у солдат, казарма которых господствовала над всем отведенным нам пространством. Приближенным и прислуге была, напротив, по крайней мере вначале, предоставлена большая свобода, нежели в Царском Селе, и они могли ходить в город и ближайшие окрестности.
-----------

Русские ведомости

За оскорбление правительства

Вчера в 1-м Пресненском комиссариате задержана милицией гражданка Кузнецова, которая, стоя в длинном хвосте очереди у колониальной лавки Аршинова, заочно оскорбила военного министра Керенского и бранила Временное правительство. Толпа была возмущена этим и передала Кузнецову милиционеру, который отвел ее в местный комиссариат, где составлен протокол.
serg_ya
31.08.1917

Владимир Ленин

Явно нарастает международная пролетарская революция. Вопрос об отношении ее к государству приобретает практическое значение. [b]Накопленные десятилетиями сравнительно мирного развития элементы оппортунизма создали господствующее в официальных социалистических партиях всего мира течение социал-шовинизма. Это течение (Плеханов, Брешковская, затем в чуточку прикрытой форме гг. Церетели, Чернов и К° в России), социализм на словах, шовинизм на деле, отличается подлым лакейским приспособлением «вождей социализма» к интересам не только «своей» национальной буржуазии, но именно «своего» государства, ибо большинство так называемых великих держав давно эксплуатирует и порабощает целый ряд мелких и слабых народностей. А империалистская война является как раз войной за раздел и передел этого рода добычи.

------------

Киевлянин

Маленький фельетон (из книги «Руководство для молодых хозяек»)

Кроме гречаников, приготовление которых известно, сообщаем рецепты новейших украинских блюд:

Автономия по-украински

Берется в Киеве съезд делегатов, взявшихся неведомо откуда, сбивается вместе с Винниченко, Грушевским, Петлюрой и другими до консистенции «сапоги всмятку». Когда масса начнет пузыриться, ее помещают в здание Педагогического музея и оставляют бродить там, пока из нее не получится Центральная рада и 14 генеральных секретарей.

Между тем в Петрограде берется Временное правительство, Керенский, Церетели и Терещенко. Когда печение хорошо подрумянится, его смазывают сверху Некрасовым. И автономія по-украински готова!

Подавать немедленно, так как скоро черствеет.

-----------

Владимир Короленко
Полтавская губерния, село Хатки
Мы вообразили, что стали уже во главе движения всего передового человечества одним тем, что отрешились от собственного отечества. Но простым отрицанием ничто не создается. Мы пошли обратным путем, и в конце этого пути гибель. Отрекаясь от достигнутых уже человечеством великих объединений, мы идем не вперед, а назад, от единства к распаду. На этом пути нас ждет еще одно чудовище, обозначаемое еще одним иностранным словом, с которым России тоже придется, на свое несчастье, познакомиться. Это слово — анархия.
------------

Александра Коллонтай
Выборгская женская каторжная тюрьма
Конец августа. Косыми лучами добирается солнце по утрам в камеру. Следишь за лучом жадно и любовно. Пока луч в камере — будто гость желанный. Все выше, выше. Скользит по потолку, зацепился в решетке окна. И исчез… В камере пусто. Ушел гость желанный. В одиннадцать приходит начальник тюрьмы.

— Я пришел вас приготовить к плохим вестям. Пока неофициально, стороной, узнал, что на ваше ходатайство об изменении меры пресечения наложена неблагоприятная резолюция… Ходят также слухи, что некоторых большевиков переведут в крепость.

И ушел начальник тюрьмы. Долгий, серый день. Мысль работает, а ощущенье тупого бессилия.

------------

Иосиф Сталин
Петроград
Нам говорят о расследовании дела поражения на фронте, причем уверяют, что скоро «тайное станет явным». Но какая гарантия, что результаты расследования не будут положены под сукно, что расследование будет вестись объективно, что виновные понесут должную кару?

Поэтому наше первое предложение: добиться участия представителей самих солдат в комиссии по расследованию. Только такое участие может обеспечить действительное раскрытие виновников «спровоцированного отступления»!

Таков первый вывод.

Нам говорят о причинах поражения, предлагая не повторять старых «ошибок». Но какая гарантия, что «ошибки» являются действительными ошибками, а не «заранее обдуманным планом»? Кто может ручаться, что после того как «спровоцировали» сдачу Тарнополя, не «спровоцируют» еще сдачу Риги и Петрограда для того, чтобы, подорвав престиж революции, утвердить потом на ее развалинах ненавистные старые порядки?

Поэтому наше второе предложение: установить контроль представителей самих же солдат над действиями своих начальников, сменив немедля всех заподозренных. Только такой контроль может застраховать революцию от преступных провокаций в большом масштабе.

Таков второй вывод.

-------------

Народное слово

Итак, Родзянко — казак. «Малонесветайский хуторской сбор станицы Новочеркасской постановил зачислить председателя Гос. думы Родзянко казаком станицы Новочеркасской»… Читатель, может быть, подумает, что это произошло случайно. Собрались станичники. Говорили о том, о сем. Все переговорили — и вдруг кто-нибудь предлагает:

— А не зачислить-ли нам в казаки Родзянко? Человек уж очень, говорят, хороший. Председатель Гос. думы к тому-же…

— Почему не зачислить? Зачислим…

Такое упрощенное представление об этом многознаменательном событии, несомненно, неверно. Ибо так, ни с того, ни с сего, даже генералов его величества императора всероссийского не зачисляли.

И если вдруг помнят читатели, несколько дней назад было другое сообщение. Родзянко просился в казаки. Конечно, и он это делал не зря. Не то чтобы встал человек утром и решил:

— А хорошие ведь люди, эти казаки… Запишусь-ка в казаки.

Нет, все это не так просто делалось. Тут был тонкий план. И о нем мне сегодня сообщили из самых осведомленных источников.

Оказывается, что известные круги (ввиду важности затронутой темы вынужден говорить языком дипломатическим), питавшие уверенность, что они опираются на казачество, а казачество только их и признает, в последние дни несколько разочаровались.

В самом деле — взять хотя бы историю с генералом Корниловым.

Был сделан тонкий политический ход. Пущен был слух, что Корнилов в неладах с Временным правительством и правительство Корнилова смещает.

Вот случай показать когти. На сцене казачий совет.

— Не позволим…

— Ежели вы, да посмеете, то… за нами все казачество.

И вдруг… часть «всего казачества» оказалась не «с нами». И часть боевая, находящаяся на фронте.

Казака с фронта присылают телеграмму, совершенно противоположную заявлению казачьего совета. Признают Вр. правительство верховной властью, имеющей право в случае необходимости смещать своих ставленников.

Скандал. Конфуз. Сегодня часть, завтра часть… Где же «все казачество»? Кто же «с нами»? Где опора?

Непонятно: тревога и смущение. Почва из под ног ускользает.

Но известные круги — люди предприимчивые, трезвые политики. Недаром они борются с «утопистами» и «мечтателями». И план готов.

Сегодня:

— Родзянко — казак.

Завтра газеты сообщат:

— В казаки зачислились: Гучков, Шульгин, Замысловский, Рябушинский, Масленников и др.

Может быть, и Милюков надумает… Конечно, может случиться, что казаки не всех примут. Ну, непринятые будут тайными казаками. Создадут еще совет. Тайного казачьего войска.

Явные же будут иметь уже верную почву под ногами, заявляя:

— Казачество с нами.

Ибо, если вскочит с возражениями какой-нибудь есаул Нагаев, то осадить его не трудно:

— Мы сами казаки…

Вот что сообщили мне сегодня из самого осведомленного источника.


С. Васильевич

Страницы: 12345[6]78

Гильдия рожденных в СССР -> Великая Октябрьская социалистическая революция





Frank Casino Club | http://irk.dating