Взрослая социальная сеть
Текстовая версия форума
Знакомства для секса Регистрация


Всегда с нами.......

Текстовая версия форума: Гильдия рожденных в СССР



Полная версия топика:
Всегда с нами....... -> Гильдия рожденных в СССР


Страницы: 123[4]5678

Николай второй
Если я богат, как царь морской,
Крикни только мне: "Лови блесну!"-
Мир подводный и надводный свой,
Не задумываясь, выплесну!

Дом хрустальный на горе для нее.
Сам, как пес бы, так и рос в цепи.
Родники мои серебрянные,
Золотые мои россыпи!

Если беден я, как пес, один,
И в дому моем шаром кати -
Ведь поможешь ты мне, господи!
Не позволишь жизнь скомкати...

Дом хрустальный на горе для нее.
Сам, как пес бы, так и рос в цепи.
Родники мои серебрянные,
Золотые мои россыпи!

Не сравнил бы я любую с тобой,
Хоть казни меня, расстреливай.
Посмотри, как я любуюсь тобой,-
Как Мадонной Рафаэлевой!

Дом хрустальный на горе для нее.
Сам, как пес бы, так и рос в цепи.
Родники мои серебрянные,
Золотые мои россыпи!
Faruk
QUOTE (makarena @ 04.02.2007 - время: 18:37)
Кто-нибудь смотрел фильм "Фартовый" снятый по мотивам книги В.Высоцкого "Черная свеча" ?

ФАРТОВЫЙ

Всегда с нами.......

Режиссер: Владимир Яканин
Продюсер: Евгений Зобов
Сценаристы: Владимир Яканин, Виталий Москаленко, Леонид Мончинский
По роману Владимира Высоцкого и Леонида Мончинский "Черная свеча"
Оператор: Александр Демидов
В ролях: Владимир Епифанцев, Борис Невзоров, Алексей Жарков, Екатерина Вуличенко, Николай Иванов, Александр Мохов, Дмитрий Щербина.



Огромное спасибо за информацию об этом фильме. Не знал о его существовании. Начал качать. Для тех, кто также интересуется и есть возможность качать мулом, вот этот фильм.

Это сообщение отредактировал Hagil - 16-02-2007 - 18:21
blackened
Плохого там, конечно, нет... Просто как мне кажется сейчас (очень давно читал, еще школьником был) Влади там ставит себя во главу угла, что как будто от нее многое зависило в жизни Высоцкого, а он этакий слабовольный типичный русский парень-рубаха, попить-попеть, без цели в жизни... Может быть я не прав.


ЗЫЖ Это я о книге Влади...

Это сообщение отредактировал blackened - 15-02-2007 - 04:20
Don 11
О Володе Высоцком


О Володе Высоцком я песню придумать решил:
вот еще одному не вернуться домой из похода.
Говорят, что грешил, что не к сроку свечу затушил ...
Как умел, так и жил, а безгрешных не знает природа.

Ненадолго разлука, всего лишь на миг, а потом
отправляться и нам по следам по его по горячим.
Пусть кружит над Москвою орхипший его баритон,
ну, а мы вместе с ним посмеемся и вместе поплачем.

О Володе Высоцком я песню придумать хотел,
но дрожала рука, и мотив со стихом не сходился...
Белый аист московский на белое небо взлетел,
черный аист московский на черную землю спустился .


Б. Окуджава
Fata Morgana
Нашла в инете:


ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО. Евгений Папуша

Я не люблю, когда судьба друзей уводит,
Я не люблю, когда пить надо одному;
Я не люблю, актёрских жён в разводе
И не люблю всё это потому,

Что время очень много отнимало,
Сводя прекрасное к нулю;
А жизнь, когда в себя влюбляла,
Нас по живому отрывала,
Оставив боль и грязь свою.

Я не люблю, коль на душе не ладно,
Когда душа становится мудрей -
Ведь мудрость - просто беспощадна,
А сердце - просто холодней…

Я не люблю гордыню, даже гордость,
Любой гордец любви к другим не знал…
Я не люблю бездушие и черствость
Врачей, и милосердных за металл.

Я не люблю, когда страдают дети
И слабым не дают руки,
Когда за это некому ответить,
Что, голодая, умирают старики.

Я не люблю предательство и подлость
Того, кому всю душу доверял;
Я не люблю заслуги, ордена и доблесть
Всех, кто хоть раз за это убивал…

Я не люблю преступную халатность,
Ведь платим жизнью по чужим счетам!
Как не люблю сортирную бесплатность
Политиков и запахи все там…

Я отторгаю благодарность Брута,
И всех, кто эти идеалы насаждал!
И, до сих пор, казню себя я люто
За то, что мать свою, порою, обижал…

Я не приемлю яд коварства слабых,
Не признаю всевластья большинства,
И не признАю за одно его, хотя бы, -
Оно распяло Сына Божьего Христа!

Я не люблю витринные парады,
По городам учебную стрельбу,
Где Кузькин сын палит, куда не надо,
И самолёты топит сдуру,
как Муму…

Я не люблю воинственных раздоров,
Когда визжит, впиваясь в тело, сталь;
Досадно мне, когда сиятельные воры,
Читают сыто обществу мораль…

Когда же голод убивает миллионы,
А сытый воспевает гуманизм -
Тогда ничем не лучше оный,
Чем пресловутый молох коммунизм!

Я не люблю, когда отводят взгляды,
А власть - поэта садит на иглу…

Я не люблю давно Марину Влади
За мемуары о поэте по рублю…

Я не люблю с тех пор Олимпиады,
Но этим никого не удивлю…

Тогда поэта отравили ядом
За то, что он не продал честь свою…


Я это никогда не полюблю!!!


Под "Кузькиным сыном" имеется в виду министр обороны Украины Кузьмук, отрицавший факты стрельбы ракетами по жилому дому в Броварах, а также трагедиию во время учений ПВО, во время которых сбили гражданский авиалайнер.



Don 11
" .......Я впервые услышал голос Высоцкого, естественно записанный на магнитофон, из чужого окна, насколько помню, в конце 60-х. Услышал - удивился. Сначала голосу: да разве с таким голосом можно петь? А потом тому, что он пел. Странному, завораживающему сплаву мелодий и рифм:ярких, необычных, дотоле неслыханных. Неожиданные насмешки там, где вроде бы положено ужаснуться. Наконец - страшно сказать! - дерзости довольно ясного намёка на дубовость нашей официальной "чёрно - белой" пропаганды тех лет. "Из заморского из лесу, где и вовсе сущий ад, где такие злые бесы чуть друг друга не едят. Что б творить им совместное зло потом, поделиться приехали опытом. Страшно, аж жуть!" За такой намёк автору не поздоровилось бы от ревнителей старорежимных порядков! В те годы, когда публично костерили "вышедших за рамки" поэтов и художников, подобные строки вновь начинали становиться "чреваты последствиями", и требовалось известное гражданскоемужество, что б произвести такое в открытую. Чуть позднее, опять - так и, я научился отличать эти песни от других. И не уставал поражаться: вот бы никогда не подумал, что можно тянуть согласные "л-л-л" или "р-р-р" совершенно так же,как гласные "о-о-о" или "а-а-а". А ведь от этого неожиданным образом меняетсявся поэтика и, если можно так сказать, мелодика песни - так, что она западает в душу раз и навсегда. Я даже не заметил, как эти песни вошли в мою жизнь и находят отзывы в душе, к ним хочется обращаться вновь ивновь. Поистине они оказались теми песнями, которые строить и жить помогают, в трудные минуты давая утешение и вызывая катарсис. И всегда такое впечатление - словно плечо друга. Наверное, это и есть подлинное искусство. Высоцкий громко заговорил о том,о чем мы боялись даже задуматься. Произносит вслух наши потаенные мысли! Оказывается,у нас одинаковое видение о жизни. И так как его с восторгом слушает, понимает и принимает для себя подавляющее большинство людей, значит, наши и его мысли - ни какая-то заумь, далёкая от жизни, не нарочитый негативизм, а частица подлинного общественного мнения.


Голос Высоцкого призывал остановиться, задуматься, измениться. Он обличал пороки нашего деморализованного общества без нравоучений, без покровительственных ноток. Смыслом являлась борьба за возвращение абсолютного: Вспоминаются его слова:"Досадно мне, что слово "честь" забыто..." Он умел болеть общим горем, умел нащупать и указать болевые точки общества. А это, куда важнее, чем даже многие художественные открытия! Высоцкий - типичный "шестидесятник". Таким странным словом мы именуем людей, в мировоззрении которых под впечатлением разоблачений
беззакония, преступлений периода культа личности произошёл переворот, определивший их видение жизни на десятилетия вперёд,вплоть до нынешних времён. Их мировоззрение с особой яркостью проявилось в 60-е годы - отсюда и название. Таким же типичным "шестидесятниками" были так же Евтушенко, Вознесенский, Ахмадулина. Они сразу заявили о себе. Сразу стали заметны.
О Высоцком можно говорить бесконечно. Он на столько интересен, что полная книга о нём насчитывала бы не одну тысячу страниц, но я бы хотел закончить словами Бестужева - Лады :"Высоцкий с нами, живёт в нас все эти годы, он никого из нас не покидал. "......."
SAFI
Вот такие интересные фотки :

Всегда с нами....... Всегда с нами.......
Всегда с нами.......
Всегда с нами....... Всегда с нами.......

Хочется вспомнить о Любимой женщине В. Высоцкого.
Марина Влади вошла в его жизнь в 1967 году. Высоцкий влюбился в нее после просмотра кинофильма "Колдунья". Он смотрел фильм по нескольку раз в день, мечтал о встрече многие годы. И вот, наконец, она состоялась. Первое знакомство произошло в ресторане ВТО - Высоцкий пришел туда после спектакля. "Краешком глаза я замечаю, что к нам направляется невысокий, плохо одетый молодой человек. Я мельком смотрю на него, и только светло-серые глаза на миг привлекают мое внимание. Но возгласы в зале заставляют меня прервать рассказ, и я поворачиваюсь к нему. Он подходит, молча берет мою руку и долго не выпускает, потом целует ее, садится напротив и уже больше не сводит с меня глаз. Его молчание не стесняет меня, мы смотрим друг на друга, как будто всегда были знакомы. Я знаю, что это - ты", - так описывает свое первое знакомство с Высоцким Марина Влади. Через несколько лет они поженились. Марина Влади была с ним рядом двенадцать лет. "Я жив, двенадцать лет тобой храним..." - успеет написать он на обратной стороне телеграфного бланка. И все эти годы Марина Влади пыталась замедлить бешеный ритм жизни Высоцкого.
"Работать надо!" - была его любимая поговорка. Если бы он мог, он работал бы круглые сутки. Сон - 3-4 часа, остальное - работа. Песни свои он писал в основном ночью. Приходил домой после спектакля, и садился за работу. Марина ставила перед ним чашку с обжигающим чаем, и тихо садилась в углу. Иногда она засыпала, и тогда, уже под утро, Высоцкий будил ее, чтобы прочесть строки, написанные за ночь.



Р.S."Кому сказать спасибо, что - живой!" - написал Высоцкий в своем известном стихотворении. Высоцкий жив и сегодня, благодаря людской памяти, питавшейся и питающейся по сей день его стихотворениями, драматургическими произведениями, киноролями, песнями...








Fata Morgana
В. Высоцкий
"Когда я отпою и отыграю..."



Текст воспроизводится по единственной полной рукописи, находящейся в "Дорожной тетради" между рукописями "Ах, дороги узкие..." и "Хитрованская Речь Посполитая...".

"Это тетрадь, записи в которую В.Высоцкий делал во время поездки по странам Европы; тетрадь, около половины страниц которой физически утрачена, а другая часть находится на Западе, — впервые восстановлена по копиям прошлых лет на страницах сборника «Дорожная тетрадь В.Высоцкого».
Стало быть, он записан в апреле-мае 1973 г. во время автомобильной поездки Высоцкого за границу....... "

Когда я отпою и отыграю,
Где кончу я, на чём — не угадать?
Но лишь одно наверное я знаю:
Мне будет не хотеться умирать.

Посажен на литую цепь почёта,
И звенья славы мне не по зубам.
Эй! Кто стучит в дубовые ворота
Костяшками по кованым скобам?

Ответа нет, но там стоят, я знаю,
Кому не так страшны цепные псы.
Но вот над изгородью замечаю
Знакомый серп отточенной косы.

Я перетру серебряный ошейник
И золотую цепь перегрызу,
Перемахну забор, ворвусь в репейник,
Порву бока
и выбегу в грозу.


Это сообщение отредактировал Fata Morgana - 08-04-2007 - 13:48
Ваньк@ру
Ну вот решился отметиться здесь эти две песни особенно мне нравятся!

Их восемь, нас двое….

Их восемь, нас двое расклад перед боем не наш…
Но мы будем играть.
Сережа держись, нам не светит с тобою,
Но козыри надо ровнять.
Я этот небесный квадрат не покину
Мне цифры сейчас не важны….
Сегодня мой ДРУГ прикрывает мне спину,
А значит и шансы равны.
Мне в хвост вышел «мэссер», но вот задымил он,
Надсадно завыли винты.
Им даже не надо крестов на могилы,
Сойдут и на крыльях кресты.
«Я первый, я первый, они под тобою…»
- Я вышел им наперерез.
«Нет, поздно. Уйди в облака я прикрою»
В бою не бывает чудес.
Архангел нам скажет: «В раю будет туго»
Но только ворота щелк,
Мы бога попросим впишите нас с другом
В какой нибудь ангельский полк.
Я попрошу бога, духа и сына,
Пусть выполнят волю мою…
Пусть вечно мой ДРУГ, защищает мне спину,
Как в этом последнем бою.
Мы крылья и стрелы попросим у бога,
Ведь нужен им ангел – асс!
А если у них истребителей много,
Пусть впишут в хранители нас…
Хранить это дело почетное тоже,
Удачу нести на крыле.
Таким, как мы были с Сережей, и в воздухе и на земле.
И в воздухе и на земле.


Это сообщение отредактировал Ваньк@ру - 09-04-2007 - 22:52
Ваньк@ру
И вторая

Воздушные потоки

Хорошо что за ревом не слышалось звука,
Что с позором своим был один на один.
Я замешкался возле открытого люка,
И забыл пристегнуть карабин.
Мне инструктор помог, и коленом пинок,
Перейти этой слабости грань.
За обычное наше: «Смелее, сынок»,
Принял я его сонную брань.

И оборвали крик мой,
И обожгли мне щеки,
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
И звук обратно в печень мне
Вогнали вновь на вздохе,
Веселые, беспечные воздушные потоки.

Я попал к ним в умелые цепкие руки,
Мнут швыряют меня, что хотят то творят.
И с готовностью я сумасшедшие трюки,
Выполняю шутя все подряд.
Есть ли в этом паденье какой – то резон,
Я узнаю потом, а пока…
То валился в лицо мне земной горизонт,
То шарахались вниз облака!

И обрывали крик мой,
И выбривали щеки,
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
И кровь вгоняли в печень мне
Упруги и жестоки,
Невидимые, встречные воздушные потоки.

Но рванул я кольцо на одном вдохновении,
Как рубаху от ворота, или чеку.
Это было в случайном свободном падении,
Восемнадцать недолгих секунд.
А теперь не красив я, горбат с двух сторон,
В каждом горбе спасительный шелк.
Я на цель устремлен, и влюблен,
И влюблен, в затяжной не случайный прыжок.

И обрывают крик мой,
И выбривают щеки,
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
И проникают в печень мне
На выдохе и вдохе,
Бездушные и вечные воздушные потоки.

Беспримерный прыжок из глубин стратосферы.
По сигналу: «Пошел!», я шагнул в никуда
За невидимой тенью безликой химеры,
За свободным паденьем , айда!
Я пробьюсь сквозь воздушную, ватную тьму
Хоть условья паденья не те,
Но и падать свободно нельзя, по тому
Что мы падаем не в пустоте!

И обрывают крик мой,
И выбривают щеки,
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
На мне мешки заплечные
Встречаю, руки - в боки,
Прямые , безупречные воздушные потоки.

Ветер рушит, сочится и шепчет скабрезно:
«Не тяни за кольцо, скоро легкость придет»
До земли триста метров сейчас будет поздно,
Ветер врет, обязательно врет!!!
Стропы рвут меня вверх,
Выстрел купола, стоп!
И как не было этих минут!
Нет свободных падений с высот, но зато
Есть свобода раскрыть парашют!!!!!!!

Мне обласкают щеки,
И открывают веки,
Исполнены потоки забот о человеке,
Глазею в высь печально я,
Там звезды одиноки.
И бьют горизонтальные воздушные потоки.



ЗЫ Любители творчества Высоцкого, зацените!!!
Fata Morgana
QUOTE (Ваньк@ру @ 09.04.2007 - время: 22:57)
И вторая

Воздушные потоки

Хорошо что за ревом не слышалось звука,
Что с позором своим был один на один.
Я замешкался возле открытого люка,
И забыл пристегнуть карабин.
Мне инструктор помог, и коленом пинок,
Перейти этой слабости грань.
За обычное наше: «Смелее, сынок»,
Принял я его сонную брань.

И оборвали крик мой,
И обожгли мне щеки,
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
И звук обратно в печень мне
Вогнали вновь на вздохе,
Веселые, беспечные воздушные потоки.

Я попал к ним в умелые цепкие руки,
Мнут швыряют меня, что хотят то творят.
И с готовностью я сумасшедшие трюки,
Выполняю шутя все подряд.
Есть ли в этом паденье какой – то резон,
Я узнаю потом, а пока…
То валился в лицо мне земной горизонт,
То шарахались вниз облака!

И обрывали крик мой,
И выбривали щеки,
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
И кровь вгоняли в печень мне
Упруги и жестоки,
Невидимые, встречные воздушные потоки.

Но рванул я кольцо на одном вдохновении,
Как рубаху от ворота, или чеку.
Это было в случайном свободном падении,
Восемнадцать недолгих секунд.
А теперь не красив я, горбат с двух сторон,
В каждом горбе спасительный шелк.
Я на цель устремлен, и влюблен,
И влюблен, в затяжной не случайный прыжок.

И обрывают крик мой,
И выбривают щеки,
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
И проникают в печень мне
На выдохе и вдохе,
Бездушные и вечные воздушные потоки.

Беспримерный прыжок из глубин стратосферы.
По сигналу: «Пошел!», я шагнул в никуда
За невидимой тенью безликой химеры,
За свободным паденьем , айда!
Я пробьюсь сквозь воздушную, ватную тьму
Хоть условья паденья не те,
Но и падать свободно нельзя, по тому
Что мы падаем не в пустоте!

И обрывают крик мой,
И выбривают щеки,
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
На мне мешки заплечные
Встречаю, руки - в боки,
Прямые , безупречные воздушные потоки.

Ветер рушит, сочится и шепчет скабрезно:
«Не тяни за кольцо, скоро легкость придет»
До земли триста метров сейчас будет поздно,
Ветер врет, обязательно врет!!!
Стропы рвут меня вверх,
Выстрел купола, стоп!
И как не было этих минут!
Нет свободных падений с высот, но зато
Есть свобода раскрыть парашют!!!!!!!

Мне обласкают щеки,
И открывают веки,
Исполнены потоки забот о человеке,
Глазею в высь печально я,
Там звезды одиноки.
И бьют горизонтальные воздушные потоки.



ЗЫ Любители творчества Высоцкого, зацените!!!

С опозданием ,но оценила.... hug.gif

"День-деньской я с тобой, за тобой"


День-деньской я с тобой, за тобой,
Будто только одна забота,
Будто выследил главное что-то -
То, что снимет тоску как рукой.

Это глупо - ведь кто я такой?
Ждать меня - никакого резона,
Тебе нужен другой и покой,
А со мной - неспокойно, бессонно.

Сколько лет ходу нет - в чем секрет?
Может, я невезучий? Не знаю!
Как бродяга, гуляю по маю,
И прохода мне нет от примет.

Может быть, наложили запрет?
Я на каждом шагу спотыкаюсь:
Видно, сколько шагов - столько бед.
Вот узнаю, в чем дело, - покаюсь.


Don 11
Я теперь на девок крепкий,
И теперь одною меткой
Я всех баб ровняю как одну:
Пусть у ней во лбу семь пядей,
Пусть при полном при параде, -
Встречу бабу - в сторону сверну.

Был я раньше тоже хлипкий -
Провожал я их с улыбкой,
Даже, помню, год с одною жил, -
А теперь, пройду не глядя -
Мне плевать, что ейный дядя
Раньше где-то в органах служил.

Баб держу я в черном теле,
А чтоб лечь в одну постелю -
Этим меня можно насмешить, -
Даже если умоляет,
Даже в экстренном случае -
Очень меня трудно уложить!

Почему с таким напором
Я воюю с женским полом:
Изучил я их как свой портрет, -
Ведь полвека я - не меньше -
Изучаю этих женщин,
И сейчас мне - восемьдесят лет.
Don 11
Катерина, Катя, Катерина!
Все в тебе, ну все в тебе по мне!
Ты как елка: стоишь рупь с полтиной,
Нарядить - поднимешься в цене.

Я тебя одену в пан и бархат,
В пух и прах и богу душу, вот, -
Будешь ты не хуже, чем Тамарка,
Что лишил я жизни в прошлый год.

Ты не бойся, Катя, Катерина, -
Наша жизнь как речка потечет!
Что там жизнь! Не жизнь наша - малина!
Я ведь режу баб не каждый год.

Катерина, хватит сомневаться, -
Разорву рубаху на груди!
Вот им всем! Поехали кататься!
Панихида будет впереди...

Don 11
У нее
все свое - и белье, и жилье, -
Ну а я
ангажирую угол у тети.
Для нее -
все свободное время мое,
На нее
я гляжу из окна, что напротив.

У нее
и под утро не гаснет окно,
И вчера
мне лифтер рассказал за полбанки:
У нее
два знакомых артиста кино
И один
популярный артист из "Таганки".

И пока
у меня в ихнем ЖЭКе рука,
Про нее
я узнал очень много нюансов:
У нее
старший брат - футболист "Спартака",
А отец -
референт в Министерстве финансов.

Я скажу,
что всегда на футболы хожу -
На "Спартак", -
и слова восхищенья о брате.
Я скажу,
что с министром финансов дружу
И что сам
как любитель играю во МХАТе.

У нее,
у нее на окошке - герань,
У нее,
у нее - занавески в разводах, -
У меня,
у меня на окне - ни хрена,
Только пыль,
только толстая пыль на комодах...

Norad
Там, у соседей, пир горой,
И гость — солидный, налитой,
Ну а хозяйка, хвост трубой,
Идет к подвалам,
В замок врезаются ключи —
И вынимаются харчи;
И с тягой ладится в печи,
И с поддувалом.

А у меня — сплошные передряги:
То в огороде недород, то скот падет,
То печь чадит от нехорошей тяги,
А то щеку на сторону ведет.

Там, у соседа, мясо в щах —
На всю деревню хруст в хрящах,
И дочь-невеста, вся в прыщах —
Дозрела, значит.
Смотрины, стало быть, у них,
На сто рублей гостей одних,
И даже тощенький жених
Поёт и скачет.

А у меня цепные псы взбесились —
Средь ночи с лая перешли на вой,
И на ногах моих мозоли прохудились
От топотни по комнате пустой.

Ох, у соседа быстро пьют!
А что не пить, когда дают?
А что не петь, когда уют
И ненакладно?
А тут, вон, баба на сносях,
Гусей некормленных косяк...
Да дело, в общем, не в гусях, —
А всё неладно.

Тут у меня постены появились,
Я их гоню и так и сяк — они опять,
Да в неудобном месте чирей вылез:
Пора пахать, а тут — ни сесть ни встать.

Сосед малёночка прислал —
Он от щедрот меня позвал.
Ну, я, понятно, отказал,
А он — сначала.
Должно, литровую огрел —
Ну и, конечно, подобрел.
И я пошел, попил, поел...
Не полегчало.

И посредине этого разгула
Я пошептал на ухо жениху —
И жениха как будто ветром сдуло,—
Невеста вся рыдает наверху.

Сосед орет, что он — народ,
Что основной закон блюдет:
Мол, кто не ест, тот и не пьёт, —
И выпил кстати.
Все сразу повскакали с мест,
Но тут малец с поправкой влез:
"Кто не работает — не ест,"
Ты спутал, батя! "

А я сидел с засаленною трешкой,
Чтоб завтра гнать похмелие моё,
В обнимочку с обшарпанной гармошкой —
Меня и пригласили за неё.

Сосед другую литру съел —
И осовел, и опсовел.
Он захотел, чтоб я попел:
Зря, что ль, поили?!
Меня схватили за бока
Два здоровенных паренька:
"Играй, — говорят, — паскуда, пой, пока
Не удавили!"

Уже дошло веселие до точки,
Уже невеста брагу пьет тайком...
И я запел про светлые денечки,
Когда служил на почте ямщиком.

Потом еще была уха
И заливные потроха,
Потом поймали жениха
И долго били,
Потом пошли плясать в избе,
Потом дрались не по злобе —
И всё хорошее в себе
Доистребили.

А я стонал в углу болотной выпью,
Набычась, а потом и подбочась.
И думал я: а с кем я завтра выпью
Из тех, с которыми я пью сейчас?

Наутро там всегда покой,
И хлебный мякиш за щекой,
И без похмелья перепой,
Еды — навалом,
Никто не лается в сердцах,
Собачка мается в сенцах,
И печка — в синих изразцах
И с поддувалом.

А у меня — и в ясную погоду
Хмарь на душе, которая горит.
Хлебаю я колодезную воду,
Чиню гармошку, а жена корит.


....такое больше никто не напишет
у наших нынешних кишка слаба
Don 11
Романс

Она была чиста как снег зимой.
В грязь - соболя, - иди по ним - по праву...
Но вот мне руки жжет ея письмо -
Я узнаю мучительную правду...

Не ведал я: смиренье - только маска,
И маскарад закончится сейчас, -
Да, в этот раз я потерпел фиаско -
Надеюсь, это был последний раз.

Подумал я: дни сочтены мои,
Дурная кровь в мои проникла вены, -
Я сжал письмо как голову змеи -
Сквозь пальцы просочился яд измены.

Не ведать мне страданий и агоний,
Мне встречный ветер слезы оботрет,
Моих коней обида не нагонит,
Моих следов метель не заметет.

Итак, я оставляю позади,
Под этим серым неприглядным небом,
Дурман фиалок, наготу гвоздик
И слезы вперемешку с талым снегом.

Москва слезам не верит и слезинкам -
И не намерен больше я рыдать, -
Спешу навстречу новым поединкам -
И, как всегда, намерен побеждать!


Don 11
Всегда с нами.......


ОН ПЕЛ...


Он пел. Он не имел ни партии, ни аппарата внедрения себя в сознание трудящихся. Он был один: черный свитер, упрямый подбородок, гитара. Бас-гитарный, виолончельный голос. Мужественность. И это определяет многое. Исключает протянутую за подачкой руку, слабодушие, измену, фальшь. Мелкие бытовые недостатки, которыми мы все грешим, никакого отношения к этим ведущим свойствам не имеют. Он пел, потому что был музыкантом, поэтом и артистом и нашел для себя самую радикальную, без натуги, упоительную форму связи с миром. Пел тихо и громко, а для мира - громово, пел для себя, хотя и для всех. С собой разбирался, а подразобрался с миром. Дитя пост-сталинизма и застоя, жил и пел вопреки.

Кончился застой с его отупением, спиванием, обреченностью нежных интеллигентных душ. Прошла, проходит, пройдет эйфория перестройки, антипутчевского единения, предрыночных туманных надежд. Пройдет и жестокость неумелого внедрения демократами антидемократического образа существования, на непонятного цвета знамени которого написано: голод, очереди, отчаяние, непонимание. Правда, на этом знамени - маленькая светящаяся точка, стрелочка, указывающая на свет в конце тоннеля. Выйдем на свет, увидим, что кончилось, что осталось. Там будет что-то, о чем не ведаю. Но там непременно будет ОН. То, что он пел, как пел, о чем пел. И просто то, что ОН ПЕЛ. Он ведь не только засвидетельствовал, пропечатал в строчках и в музыке летящий, ускользающий код времени, просветил насквозь и объяснил эпоху. Он посеял любовь в душах бесчисленных. Ни один политический лидер не может равняться с ним. Президент духа, души, нашего прозрения, просветитель, выявитель наших неосознанных помыслов, нашего подпольного протеста, пестовавший наши души в пору серого предвесенья, когда не знаешь точно, наступит ли весна...

Его слушают, его читают, его поют. Любят. Маленькое слово - как необъятно оно! Время проносит его от года к году и передает от сердца к сердцу эстафету этой любви к Высоцкому. Люди как бы становятся лучше, мудрее, честнее, любя и помня его.
Don 11
Римма Казакова

ЗАПОЗДАЛОЕ ЗАКЛИНАНИЕ
Памяти Владимира Высоцкого

Какие песни ни пропеты,
лишь ими дни не исчисляй.
Не исчезай с лица планеты,
прошу тебя, не исчезай!
Ты жил не зря, ты много сделал,
но нежно, неутешно жаль
живой души, живого тела!
Прошу тебя, не исчезай!
Не только - нотою упрямой
захлестывая мир и зал,-
как для любимой, как для мамы,
жив, во плоти - не исчезай!
Оправдывай хулу, наветы,
озорничай, дури, базарь
и лишь с лица своей планеты,
прошу тебя, не исчезай.
Горячкой глаз, парком дыханья,-
даритель правды, маг тепла,-
с Таганки, из любых компаний
не исчезай, прошу тебя!
В календаре не смею метить
твою посмертную зарю.
Мне говорят: исчез в бессмертье.
- Не исчезай!- я говорю.
А ты, что пел, как жил, нелживо,
смеешься: мол, себя не жаль...
И говоришь всему, что живо,
и мне, как всем:- Не исчезай!...


Александр Ткачев


ПЕСНЯ

Что так тихо... кричу, а вокруг пустота.
Сон от яви уже не могу отличить.
Эй, апостол, давай закрывай ворота,
Никого не впускай, на земле дай пожить!
Эту горечь тебе ни за что не понять,
Там ведь в небе для вас херувимы поют.
Спрячь ключи от ворот, погоди отворять,
Ведь его на земле песни новые ждут.

Но все кончено, крик оборвался.
Спазмой сжатое горло немеет.
Мир проснулся и не разрыдался.
Видно, мир безнадежно стареет.

Что ж, помянем его, пусть наступит покой.
Мы устали рубцы до крови раздирать,
Кулаками бить в грудь, захлебнувшись строкой,
А потом, похмелясь, все по новой прощать.
Да и совесть молчит - неуютно ей тут,
Лишь заденет струну - испугавшись замрет.
Наши музы оркестрами сводными лгут,
Только сердце в набат, словно колокол, бьет.

Перестроить охрипшую лиру
Не хватило годов, слава Богу.
И надорванный голос по миру,
Как в войну, объявляет тревогу.

Все молчали, лишь струны не дали уснуть:
"Где же ваши слова, где же ваши дела?"
В темноте, задрожав, пробивали нам путь,
Ну, а нас, как слепцов, наша совесть вела.
И уж каждый слова для себя подобрал,
Только рта не раскрыть и не выплюнуть их,
Но нашелся чудак, что за всех откричал,
И за всех отстрадал, да сорвался, затих.

Ax, как трудно болеть за Рассею.
Каждый крик - в сердце пуля шальная,
И рыдать, и смеяться над нею,
Материться, шепча "дорогая"...

Как хотелось писать о любви, о весне,
О прозрачных мечтах с голубым кораблем.
Но когда в душах хворь, боль дрожит на струне,
Все же морщась - не мед - зелье горькое пьем.
Вот бы песню сложить, чтобы враз обо всем,
Только сердце одно, да и жизнь коротка.
Почему ж, как струну, свои нервы мы рвем?
Знать, отступит болезнь, знать, цена велика!

Ах, как тошно от сладкой надежды.
Век не наш - времена исцеленья.
Но меж прошлым и будущим между
В души брошены зерна сомненья.

Мне бы зубы сомкнуть, закусить бы губу
До кровавых молитв, до вопросов немых,
Бросить к черту дела, да задуть в ту трубу,
Созывая всех тех, кого нету в живых.
И - последний парад, и - по коням, вперед!
Пусть несется в сердцах сумасшедшая рать.
А стрела своего адресата найдет,
Ведь ей право дано второй раз выбирать.

Не окончена времени повесть,
И ни племени нет, и ни роду,
Лишь на совесть зарытая Совесть
На Ваганьково, справа от входа...


Леонид Филатов


ВИСОКОСНЫЙ ГОД

О високосный год, проклятый год!
Как мы о нем беспечно забываем!
И доверяем жизни хрупкий ход
Все тем же самолетам и трамваям.

А между тем в злосчастный этот год
Нас изучает пристальная линза,
Из тысяч лиц,- не тот, не тот, не тот!-
Отдельные выхватывая лица.

И некая верховная рука,
В чьей воле все кончины и отсрочки,
Раздвинув над толпою облака,
Выкрадывает нас поодиночке.

А мы бежим, торопимся, снуем,-
Причин спешить и впрямь довольно много.
И вдруг о смерти друга узнаем,
Наткнувшись на колонку некролога.

И, стоя в переполненном метро,
Готовимся увидеть это в яви.
Вот он лежит, лицо его мертво.
Вот он в гробу. Вот он в могильной яме.

Случись мы рядом с ним в тот жуткий миг,
И смерть бы проиграла в поединке!
Она б его взяла за воротник,
А мы бы уцепились за ботинки.

Но что тут толковать, коль пробил час...
Слова отныне мало что решают,
И сказанные десять тысяч раз,
Они друзей, увы, не воскрешают.

...Ужасный год! Кого теперь винить!
Погоду ли с ее дождем иль градом?..
Жить можно врозь и даже не звонить,
Но в високосный - будь с друзьями рядом!
Fata Morgana

"Печальна участь России - высоко оценивать усопших. Пока живо поколение 70-х, дата 25 июля останется в российском календаре среди памятных – как день смерти Владимира Высоцкого… Может, и забыли бы, не будь все, о чем он пел тогда, актуально и сегодня.
Казалось бы не мог он знать о «Курске», но «спасите наши души» сегодня ассоциируется только с ним… Пути Господни не исповедимы… Только талану доступно предвидеть, пророчествовать...
Где вы еще найдете страну, которая идет вперед, пятясь назад. Но действительно идет вперед. Россия выпадает из спирали и возвращается в нее. Очень немногим – действительно гениям дано осознать и прочертить этот путь своим творчеством. Отнюдь геометрически неправильный, нарушающий все каноны, наш российский путь… Печальным для личности и понятным лишь обществу.
В чем правда, где разумная середина между западной ценностью личности и восточным приоритетом интересов общественных – рассудит история.
А мы помним душами борца Высоцкого, несклонившегося Окуджаву, не прощенного Галича, не выпущенного Сахарова и вернувшегося Вертинского. Гениальных россяин от Бога. У нас большая страна, срдне-арифмитически она родит много гениев. Нам дал Бог… Осталось только суметь взять…"

А ещё,в День памяти Владимира Высоцкого его песни будут звучать в космосе. Большой поклонник творчества артиста Юрий Маленченко, который вместе с американским коллегой Эдвардом Лу работает на борту Международной космической станции , специально взял на орбиту несколько дисков с записями своего кумира.
Djanga
Грустно-то как...
Всегда грустно, когда уходит человек. Но когда уходит ТАКОЙ человек, грустней во стократ. Сколько он мог бы еще написать и спеть ....
Shishat
QUOTE (Djanga @ 25.07.2007 - время: 09:05)
Всегда грустно, когда уходит человек. Но когда уходит ТАКОЙ человек, грустней во стократ. Сколько он мог бы еще написать и спеть ....

если бы дали.
Djanga
QUOTE (Shishat @ 25.07.2007 - время: 15:40)
если бы дали.

Согласна с тобой.
Вообще, Леш, когда это случилось первые мысли были - "А не "помогли-ли" ему?!" Ведь всегда кого-то подозреваешь, не хочется верить в несправедливость бытия ...
Чубурашка
За два дня до этого мы должны были идти на его концерт в Минеральных Водах.. Но ввиду "болезни артста" его заменили на пьяную Пугачеву.. а через 2 дня его не стало... с тех пор я иду по жизни со строчками из его песен и стихов... и с того дня не люблю Пугачеву.. 27 лет как его уже не стало, но всегда кажется что вот-вот и возродиться его душа в одном из начинающих певцов... возможно это был Тальков.. но ему тоже не дали жить... в наши дни я,увы, пока никого не могу сравнить с Владимиром Семеновичем..
Variola Vera
"...Мне меньше полувека, сорок с лишним,
Я жив, тобой и Господом храним.
Мне есть, что спеть, представ перед Всевышним.
Мне есть, чем оправдаться перед ним."


Таким он и остался - "сорок с лишним". Упокой, Господь, его мятежную душу.

Это сообщение отредактировал Variola Vera - 25-07-2007 - 11:25
Don 11
" ...Холодно, метет кругом, я мерзну и во сне,
Холодно и с женщиной в постели...
Встречу ли знакомых я - морозно мне,
Потому что все обледенели......."
Чеширский кот
...а виноват, кто крикнул из ветвей, жираф большой, ему видней...
Невезучий
Коширский черт smile.gif ,для Вас..

В. Высоцкий "День рождения лейтенанта милиции"

Побудьте день вы в милицейской шкуре -
Вам жизнь покажется наоборот.
Давайте выпьем за тех, кто в МУРе, -
За тех, кто в МУРе никто не пьет.

А за соседним столом - компания,
А за соседним столом - веселие, -
А она на меня - ноль внимания,
Ей сосед ее шпарит Есенина.

Побудьте день вы в милицейской шкуре -
Вам жизнь покажется наоборот.
Давайте выпьем за тех, кто в МУРе, -
За тех, кто в МУРе никто не пьет.

Понимаю я, что в Тамаре - ум,
Что у ей - диплом и стремления, -
И я вылил водку в аквариум:
Пейте, рыбы, за мой день рождения!

Побудьте день вы в милицейской шкуре -
Вам жизнь покажется наоборот.
Давайте ж выпьем за тех, кто в МУРе, -
За тех, кто в МУРе никто не пьет...
Лиора
Продолжим воспоминания о В.Высоцком, скоро День рождения!
vano-m
QUOTE (Лиора @ 22.01.2007 - время: 12:23)

Я поля влюбленным постелю


тока эта песня называецо "Баллада о любви"

Сам обожаю высоцкого! ни один вечер у костра без него не обходится!
RA_007
Только песни и голос Высоцкого я могу слушать почти всегда.. остальное надоедает
Этим все сказано.. и всегда этот голос поет мне правду
nicmay
QUOTE (Лиора @ 22.01.2008 - время: 12:38)
Продолжим воспоминания о В.Высоцком, скоро День рождения!

Сегодня Володе исполнилось бы 70 лет. Очень жаль, что такие одаренные люди так рано уходят из жизни.
В.Высоцкий умер 25 июля 1980 г., во время проходивших в Москве летних Олимпийских игр. В преддверии Олимпийских игр из Москвы были выселены многие жители, имевшие серьезное криминальное прошлое. Город был закрыт для въезда советских граждан и наводнен милицией. Сообщений о смерти Высоцкого в советских средствах массовой информации практически не печаталось (появилось лишь сообщение в "Вечерней Москве"). И, тем не менее, у театра "На Таганке", где он работал, собралась огромная толпа, которая находилась там в течение нескольких дней (в день похорон были также заполнены людьми крыши зданий вокруг Таганской площади).

"Они хотели его тихо, быстро похоронить. Закрытый город, Олимпиада, а получилась довольно для них неприятная картина. Очередь шла от Кремля. Видимо, их мышление было таково, что как такого типа провозить мимо Кремля на Ваганьковское кладбище. Поэтому они - раз, и в туннель юркнули. Стали выламывать его портрет, который выходит на втором этаже театра, поливочные машины стали смывать с асфальта цветы, которые люди прикрывали зонтиками, потому что была страшная жара. Это засняли на пленку. И этот кадр обошел весь мир". (Из интервью Ю.Любимова на "Радио Свобода").

Высоцкого похоронили в июле 1980 года. И далее пришло признание. В 1981 г. опубликован первый крупный сборник произведений Высоцкого, "Нерв". В 1986 г. Высоцкому было посмертно присвоено звание заслуженного артиста РСФСР, а в 1987 - за создание образа Жеглова в телевизионном художественном фильме "Место встречи изменить нельзя" и авторское исполнение песен - присуждена Государственная премия СССР. В 1989 г. Совет Министров СССР поддержал предложение Советского фонда культуры, Министерства культуры СССР, Мосгорисполкома и общественности о создании в Москве музея Владимира Высоцкого.

"Я не люблю, когда мне лезут в душу,

Тем более, когда в нее плюют

Я не люблю, когда стреляют в спину,

Я также против выстрелов в упор

Пусть впереди большие перемены,

Я это никогда не полюблю."

Давайте сегодня все вспомним его и помянем добрым словом.

0090.gif 0090.gif 0090.gif
Флеш
Умнейший был поэт, знаток человеческих душ !
Чем дольше знаю его произведения, тем больше он открывается. А ведь он умер так рано.
Хотя плохо могу представить его, такого активного и до конца выкладывающегося во всем, 70-летним.
Флекс
25 января 1938 года в 9 часов 40 минут в роддоме на Третьей Мещанской улице родился Владимир Семенович Высоцкий - артист, бард, поэт.

Всегда с нами.......

Час зачатья я помню неточно.
Значит, память моя однобока.
Но зачат я был ночью, порочно,
И явился на свет не до срока.
Я рождался не в муках, не в злобе,
Девять месяцев - это не лет.
Первый срок отбывал я в утробе:
Ничего там хорошего нет.

Спасибо вам святители, что плюнули да дунули,
Что вдруг мои родители зачать меня задумали,
В те времена укромные, теперь почти былинные,
Когда срока огромные брели в этапы длинные.
Их брали в ночь зачатия, а многих даже ранее,
А вот живет же братия - моя честна компания.

Ходу, думушки резвые, ходу,
Слово, строченьки, милые, слово!
В первый раз получил я свободу
По указу от тридцать восьмого.
Знать бы мне, кто так долго мурыжил -
Отыгрался бы на подлеце,
Но родился и жил я и выжил,
Дом на Первой Мещанской в конце.

Там за стеной, за стеночкою, за перегородочкой
Соседушка с соседушкою баловались водочкой.
Все жили вровень, скромно так: система коридорная,
На тридцать восемь комнаток всего одна уборная.
Здесь зуб на зуб не попадал, не грела телогреечка.
Здесь я доподлинно узнал, почем она, копеечка.

Не боялась сирены соседка,
И привыкла к ней мать понемногу.
И плевал я, здоровый трехлетка,
На воздушную эту тревогу.
Да не все то, что сверху от бога -
И народ зажигалки тушил.
И, как малая фронту подмога,
Мой песок и дырявый кувшин.

И било солнце в три ручья, сквозь дыры крыш просеяно
На Евдоким Кириллыча и Кисю Моисеевну.
Она ему: Как сыновья? - Да без вести пропавшие!
Эх, Киська, мы одна семья, вы тоже пострадавшие.
Вы тоже пострадавшие, а значит обрусевшие.-
Мои - без вести павшие, твои - безвинно севшие.

Я ушел от пеленок и сосок,
Поживал - не забыт, не заброшен.
И дразнили меня "недоносок",
Хоть и был я нормально доношен.
Маскировку пытался срывать я,
- Пленных гонят, - чего ж мы дрожим?
Возвращались отцы наши, братья
По домам, по своим да чужим.

У тети Зины кофточка с драконами, да змеями -
То у Попова Вовчика отец пришел с трофеями.
Трофейная Япония, трофейная Германия:
Пришла страна Лимония - сплошная чемодания.
Взял у отца на станции погоны, словно цацки, я,
А из эвакуации толпой валили штатские.

Осмотрелись они, оклемались,
Похмелились, потом протрезвели.
И отплакали те, кто дождались,
Недождавшиеся отревели.
Стал метро рыть отец Витькин с Генкой,
Мы спросили:- зачем? - Он в ответ,
Мол, коридоры кончаются стенкой,
А тоннели выводят на свет.

Пророчество папашино не слушал Витька с корешом:
Из коридора нашего в тюремный коридор ушел.
Да он всегда был спорщиком, припрешь к стене - откажется
Прошел он коридорчиком и кончил стенкой, кажется.
Но у отцов свои умы, а что до нас касательно,
На жизнь засматривались мы вполне самостоятельно.

Все - от нас до почти годовалых
Толковищу вели до кровянки,
А в подвалах и полуподвалах
Ребятишкам хотелось под танки.
Не досталось им даже по пуле,
В ремеслухе живи не тужи.
Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули -
Из напильников сделать ножи.

Они воткнутся в легкие
От никотина черные,
По рукоятки легкие трехцветные наборные.
Вели дела отменные сопливые острожники.
На стройке немцы пленные на хлеб меняли ножики.
Сперва играли в фантики в пристенок с крохоборами,
И вот ушли романтики из подворотен ворами.

Было время и были подвалы,
Было дело и цены снижали.
И текли, куда надо, каналы
И в конце, куда надо, впадали.
Дети бывших старшин да майоров
До бедовых широт поднялись,
Потому, что из всех коридоров
Им казалось сподручнее вниз.


Don 11
Упрямо я стремлюсь ко дну...


Упрямо я стремлюсь ко дну:
Дыханье рвётся, давит уши...
Зачем иду на глубину?
Чем плохо было мне на суше?

Там, на земле, — и стол, и дом.
Там я и пел, и надрывался;
Я плавал всё же, хоть с трудом,
Но на поверхности держался.

Линяют страсти под луной
В обыденной воздушной жиже,
А я вплываю в мир иной
Тем невозвратнее, чем ниже.

Дышу я непривычно — ртом.
Среда бурлит — плевать на среду!
Я погружаюсь, и притом
Быстрее — в пику Архимеду.

Я потерял ориентир,
Но вспомнил сказки, сны и мифы:
Я открываю новый мир,
Пройдя коралловые рифы.

Коралловые города...
В них многорыбно, но не шумно:
Нема подводная среда,
И многоцветна, и разумна.

Где ты, чудовищная мгла,
Которой матери стращают?!
Светло — хотя ни факела,
Ни солнца мглу не освещают!

Всё гениальное и не-
Допонятое — всплеск и шалость —
Спаслось и скрылось в глубине —
Всё, что гналось и запрещалось...

Дай бог, я всё же дотону,
Не дам им долго залежаться!
И я вгребаюсь в глубину,
И всё труднее погружаться.

Под черепом могильный звон,
Давленье мне хребет ломает,
Вода выталкивает вон,
И глубина не принимает.

Я снял с острогой карабин,
Но камень взял — не обессудьте! —
Чтобы добраться до глубин,
До тех пластов, до самой сути.

Я бросил нож — не нужен он:
Там нет врагов, там все мы — люди,
Там каждый, кто вооружен, —
Нелеп и глуп, как вошь на блюде.

Сравнюсь с тобой, подводный гриб,
Забудем и чины, и ранги,
Мы снова превратились в рыб,
И наши жабры — акваланги.

Нептун, ныряльщик с бородой,
Ответь и облегчи мне душу:
Зачем простились мы с водой,
Предпочитая влаге сушу?

Меня сомненья, чёрт возьми,
Давно буравами сверлили:
Зачем мы сделались людьми?
Зачем потом заговорили?

Зачем, живя на четырёх,
Мы встали, распрямили спины?
Затем — и это видит Бог, —
Чтоб взять каменья и дубины.

Мы умудрились много знать,
Повсюду мест наделать лобных,
И предавать, и распинать,
И брать на крюк себе подобных!

И я намеренно тону,
Зову: "Спасите наши души!"
И если я не дотяну —
Друзья мои, бегите с суши!

Назад — не к горю и беде;
Назад и вглубь — но не ко гробу;
Назад — к прибежищу, к воде;
Назад — в извечную утробу.

Похлопал по плечу трепанг,
Признав во мне свою породу...
И я выплёвываю шланг
И в лёгкие пускаю воду.

Сомкните стройные ряды,
Покрепче закупорьте уши.
Ушёл один — в том нет беды,
Но я приду по ваши души!




ГРИС
Корабли постоят
Корабли постоят и ложатся на курс,
Но они возвращаются сквозь непогоды.
Не пройдет и полгода - и я появлюсь,
Чтобы снова уйти,
Чтобы снова уйти на полгода.

Возвращаются все, кроме лучших друзей,
Кроме самых любимых и преданных женщин.
Возвращаются все, - кроме тех, кто нужней.
Я не верю судьбе,
Я не верю судьбе, а себе - еще меньше.

Но мне хочется думать, что это не так, -
Что сжигать корабли скоро выйдет из моды.
Я, конечно, вернусь, весь в друзьях и мечтах.
Я, конечно, спою,
Я, конечно, спою, - не пройдет и полгода.

1966


Страницы: 123[4]5678

Гильдия рожденных в СССР -> Всегда с нами.......





Frank Casino Club | http://irk.dating